Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

дискуссия о независимости

Несколько моих коллег по демократическому движению опубликовали заявление в связи с признанием российскими властями независимости Ю.Осетии и Абхазии.

30.27 КБ

Содержание документа – резкое осуждение этого действия:

«Независимость» Абхазии и Южной Осетии не будет признана никем, кроме России, и, возможно, пары-тройки маргинальных диктаторских режимов. Таким образом, абхазский и югоосетинский народы обречены на многолетнее прозябание без реального международно-правового статуса. После долгих лет изоляции им, вероятно, придется вернуться к переговорам о воссоединении с Грузией. В результате предпринятых шагов российское руководство утратило моральные основания для критики действий других стран, нарушающих международное право.

Под документом стоят подписи Гарри Каспарова, Бориса Немцова, Владимира Милова, Максима Резника и других уважаемых мною политиков.

Отказались подписать заявление Олег Козловский и я. Никита Белых увильнул с формулировкой: в целом поддерживаю, но товарищи по партии меня не поймут (они ранее уже приняли заявление на эту тему). Нет под документом подписей никого из касьяновцев.

Подводя итог, вынужден признать: договориться о единой позиции по этому вопросу нам не удалось, позиции слишком уж диаметральны.

Если говорить о моей точке зрения, то я не просто не поддерживаю эту бумагу, но считаю ее публикацию – серьезной ошибкой, которая подрывает доверие к демократам в обществе. Я не в восторге от признания независимости Абхазии и Осетии. Но критиковать это решение в такой резкой форме – это совсем не борьба за мир, напротив – это игра в пользу очередного витка обострения конфликта.

В обществе, на мой взгляд, ощущается некая моральная справедливость признания независимости. Ведь штурм Цхинвали начал именно Саакашвили. Он начал войну. Мы не имеем права этого забывать.

Сохранение довоенного статуса Абхазии и ЮО означало бы, что в любой момент грузинская армия могла предпринять очередную атаку, обосновав это "наведением конституционного порядка". Теперь это вряд ли произойдет, если суверенитет государства признан хотя бы одной страной, ситуация меняется кардинально.

И я не согласен со своими коллегами, подписавшими документ в главном. Они считают, что признание независимости ведет к новой войне. Я убежден, что это решение снижает риск возникновения нового военного столкновения. Вряд ли Саакашвили теперь рискнет отправить войска на Цхинвал и Сухуми, он прекрасно понимает, что Москвой это будет отныне расцениваться как агрессия против независимых государств и понимает, что за этим последует.

дебаты на "эхе"

"Эхо Москвы" занимает половину 14 этажа в одной из новоарбатских высоток. Весь корридор от поа до потолка завешан фотографиями гостей: здесь тебе и Саакашвили, и Чубайс, и Шандыбин, и Зюганов, и Явлинский и даже Билл Клинтон... Я пришел минут за 15 до начала эфира. В комнату для гостей меня проводил секретарь. Там широким шагом расхаживал Доренко и что-то эмоционально доказывал своему мобильнику. За столом спиной ко мне сидела Ксения Ларина, ведущая программ "Эха". Здрасьте, говорю, я - Яшин. Ларина обернулась... Господи, говорит, совсем мальчик! Я. кажется, сильно покраснел. Доренко перестал орать на свой телефон, подошел ко мне, пожал руку, сказал, что восхищен нашей лубянской акцией и заверил, что, будь ему 20 лет, непременно принял бы участие. Я хотел было ему посоветовать пойти к чертовой матери в связи с тем, что Путин пришел к власти во многом благодаря его и тов. Березовского усилиям, но решил не хамить. Тут за дверью послышался шум, гоготание и повизгивание. Лимонов пришал. Ларина немедленно убрала со стола початую бутылку коньяка, заметив, что если Эдичка выпьет хотя бы грамм пятьдесят - в эфире его будет не угомонить (Забегая вперед, скажу, что остановить его было сложно и так). И действительно первое, что сказал Лимонов после "здравствуйте" - "не выпить ли нам по 50 грамм?". Вместе с Эдуардом Вениаминовичем пришло два его партийных товарища - они сели в углу с каменными лицами и завороженно любовались вождем. Когда мы вернулись в гостевую после эфира (он длился чуть больше часа), товарищи сидели в той же позе, с теми же застывшими лицами и, похоже, даже не шевельнулись. Вот это я понимаю партийная дисциплина:) Сам эфир прошел очень живенько. С Лимоновым мы разругались в пух и прах - он говорил со мной как метр с зеленым салагой, аргументируя с позиций типа "я срок мотал" (Доренко даже обвинил его в дедовщине), я говорил, что нельзя вчера скандтровать лозунги вроде "Сталин-Берия-ГУЛАГ", а сегодня выступать против полицейского государства... Collapse )