Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

требую

#ОккупайГорький

Устроили вчера политическую прогулку в Парке Горького. Мэрия Москвы давно зазывала сюда оппозицию, рекламируя гайд-парк. Ну вот мы и воспользовались приглашением. Итог - разгон и 12 задержанных (включая меня).

Кого-то взяли за плакат, кого-то за футболку, а кого-то просто за хлопание в ладоши (привет, Беларусь). Большинство на свободе, но двое парней - Матвей Крылов и Александр Макаров - оставлены в участке на ночь, им грозит до 15 суток ареста.



В полицейском участке было смешно: оформляя протокол, офицер в написал, что мы стояли с плакатом "Путин пидор хуй" (извините, но это не шутка). Позже все-таки исправили на #ПутинПiдрахуй. Я говорю полицейскому: "Зачем вы врете, у меня же в руках был чистый лист бумаги вообще без надписей?" Он отвечает: "Ну ты же сам говорил, что на плакате ничего не написано, потому что и так все понятно? Вот мы и поняли".





Но самое удивительное, конечно, что в автозаке я встретил своего школьного приятеля Виталика, с которым мы учились в параллельных классах. Он теперь старшина 2-го оперполка, участвовал в разгоне десятков митингов (включая Болотную площадь 6 мая прошлого года).



Прям готовый сюжет для кино: вместе гоняли в футбол на школьной дворе, а теперь по разные стороны баррикад, разговариваем через решетку в автозак.

Фото: Евгений Фельдман, Василий Максимов

стрип-шоу "Спасибо деду за победу"

Мда, стриптиз-шоу "Спасибо деду за победу"...
Каждый год одно и то же. Все-таки психическое здоровье нашего общества оставляет желать лучшего

С одной стороны, такие вот стриптиз-шоу:

70.76 КБ

С другой - бьющие челом перед ветеранами школьники:

196.25 КБ

"кей джи би мазафакер" (с)

Сделал в Америке несколько фотографий на телефон.

Например, видел митинг ливийских эмигрантов в центре Вашингтона с требованием отставки Муамара Каддафи. Такие митинги сейчас по всему миру проходят. Кстати, на следующий день выходец из Ливии подвозил меня на такси в аэропорт и эмоционально рассказывал, какой «бастард» этот Каддафи.

«А ты откуда?» – спрашивает.
«Из Москвы», - отвечаю.
«Путин?» – поднимает бровь араб.
«Ага».
«Кей Джи Би мазафакер», - качает он головой.

136.82 КБ

А это стена одного из кампусов Джорджтаунского университета. Предвыборные плакаты основных кандидатов на должность президента и вице-президента GUSA - Georgetown University Students Association (студенческого самоуправления). Избирательная кампания в самом разгаре.

У студенческого самоуправления Джорджатауна значительный бюджет, несколько сот тысяч долларов. К выборам кандидаты относятся очень серьезно: нанимают избирательные штабы, ведут полноценную кампанию.

Проголосовать за кандидатов можно в интернете, и студенты довольно активно участвуют в выборах. Так, год назад в голосовании приняли участие более 50% всех студентов университета.

155.39 КБ

А это магазин Georgetown Cupcake, где готовят и продают, возможно, лучшие в мире кексы. Перед магазином всегда (я не преувеличиваю) очередь в 200-300 человек. Меня, правда, угостили без очередь – действительно волшебные кексы.

125.30 КБ

Ну и еще одна новость – прогресс шагает по планете. В американских самолетах теперь можно пользоваться беспроводным интернетом. Прямо во время полета. Круто.

58.99 КБ

контора пишет

Вызвали «на ковер» в ректорат Высшей школы экономики, где я учусь в аспирантуре. Объяснили, что со мной хочет поговорить проректор Е.К.Артемов, но о чем пойдет речь не уточнили.

В назначенное время я пришел в кабинет проректора, который (как указано на сайте университета) отвечает в вузе за «антитеррористическую защищенность, военную и мобилизационную подготовку, а также защиту сведений, представляющих государственную тайну».

Артемов показал мне письмо из Министерства образования: университет информируют со ссылкой на МВД, что «аспирант Яшин И.В. принимает участие в запрещенных властями акциях протеста и противоправных действиях». Министерство просит принять меры воздействия и, в частности, взять с меня письменное объяснение.

Надо сказать, что вызвавший меня для разговора проректор Артемов вел разговор предельно корректно. Сказал, что не придает особого значения бумаге, «в первую очередь хочет познакомиться» и уточнить, действительно ли я принимаю участие в этих акциях протеста.

Я подробно рассказал про систематическое нарушение в Москве и других городах России права граждан на свободу собраний, упомянул про митинги в защиту 31 статьи Конституции. Подтвердил, что участвовал, участвую и планирую участие в оппозиционных акциях. Отметил, что моя общественно-политическая деятельность носит строго ненасильственный характер.

Проректор выслушал и попросил написать объяснение. Я отказался. Артемов не стал настаивать, сказал: «Это Ваше право».

Перед уходом я поинтересовался у проректора, не согласен ли он с тем, что такие бумаги и вызовы аспирантов «на ковер» являются давлением. Он заверил, что никакого давления нет, «это просто разговор». Напомнил, что в свое время милиция потребовала исключить двух студентов Вышки, задержанных на Марше несогласных, но университет за них заступился. Однако снять копию письма из Министерства Артемов мне так и не разрешил.

Я пожал проректору руку, вручил визитку и пригласил 31 марта на Триумфальную площадь. Чтобы у него была возможность оценить происходящее в стране самостоятельно, а не со слов чиновников или моих.

UPD

Вот, кстати, сюжет в новостях Рен-ТВ января 2009 года про упомянутую Артемовым историю с попыткой исключения студентов-оппозиционеров:

Родители Ходорковского

В Хамовническом судье продолжается чтение приговора бывшим владельцам компании ЮКОС. Уже понятно, что приговор обвинительный. Как и обещал Путин – будут сидеть.

Часто в последние дни приходится слышать: жаль Ходорковского и Лебедева.

Мне кажется, жалость – последнее, в чем нуждаются эти люди. Они знали, чем может закончиться противостояние с Путиным. Они могли уехать из России и безопасно жить за границей, как сделали другие. Они могли оставаться свободными и богатыми людьми. Но они сознательно выбрали свой путь: пожертвовали личной свободой, сохранив верность принципам. Именно поэтому они перестали быть «олигархами из девяностых», но стали символом мужества и гражданского достоинства.

Я испытываю к этим людям безмерное уважение, но никак не жалость.

А вот родителям Ходорковского я искренне сочувствую. Эта борьба не их выбор, но их крест. Немолодые уже Марина Филипповна и Борис Моисеевич рискуют никогда не увидеть сына на свободе – вот они-то как раз нуждаются в поддержке всех неравнодушных людей. Я, кстати, почти уверен, что слова Ходорковского о надежде в финальном выступлении на судебном процессе – это в первую очередь слова о надежде обнять родителей вне стен тюремной зоны или суда.

23.51 КБ

Несколько дней назад я был в гостях у родителей Ходорковского – ездил в подмосковный лицей «Кораллово», основанный МБХ. Это единственный проект Ходорковского, который продолжает жить после его ареста. И единственное, на чем держится лицей: энтузиазм его родителей.

Марина Филлиповна провела мне небольшую экскурсию по лицею. Компанию нам составила съемочная группа немецкого телеканала Deutsche Welle:



Мало кто знает про этот лицей. Хотя он уникальный, в России таких – раз, два и обчелся.

Полторы сотни детей со всей страны получают здесь отличное образование и постоянное внимание. Среди учеников немало сирот, в том числе из Осетии – бывших заложников школы в Беслане.

Меня впечатлило гражданское воспитание лицеистов – здесь работает настоящее полноценное самоуправление. Первый пробегавший мимо ученик по просьбе Марины Филипповны рассказал мне про выборы мэров корпусов, совет лицея, комитеты, предвыборные программы кандидатов, выборы президента на общем собрании.

«Кораллово» чудом не закрыли: часть зданий под арестом, время от времени наведываются представители силовых структур. Хотя проект может расширяться: здесь должны были учиться не меньше 800 детей. Но разгром ЮКОСа путинскими опричниками эти планы скорректировал.

А самое циничное в этой истории то, что государство еще обдирает выпускников лицея финансово. За бесплатное обучение детей в «Кораллово» налоговые органы выставляют счета родителям выпускников лицея. Если денег нет – судятся, грозят описать имущество.

Так было, например, в Томске:

Суд обязал Татьяну Кальсину возместить государству 200 тысяч рублей. По мнению налоговиков, которых поддержал суд, пенсионерка накопила налоговую задолженность, когда ее дочь Александра, проходила обучение в подмосковном лицее Кораллово. Обучение для девочки было бесплатным. Однако налоговая служба посчитала, что такой подарок являлся доходом, который облагается налогом.

Власть уродов.
Невозможно подобрать другие слова.

Фото: NewTimes

мразь в погонах

Очередной мерзавец в милицейских погонах отличился.

Начальник дежурной смены Таганского ОВД майор милиции Николай Шилин избивает ногами пожилую женщину прямо в отделении.

Коллеги Шилина смеются и снимают происходящее на камеру мобильного телефона.

Обратите внимание, с каким явным удовольствием мент наносит удары.



Никой реформы без массовой чистки личной состава не получится. Слишком много там всяких шилиных и евсюковых наплодилось.

UPD

Выяснилось, что инцидент произошел еще в 2007 году.

С тех за взятки были арестованы начальник ОВД и его зам, отправились за решетку грабившие студентов патрульные...

Сам Шилин получил 4 года условно за нападение на женщину.

сериал «Школа» и пособие для пиарщика

Посмотрел в выходные пару эпизодов сериала школа, вокруг которого устроили грандиозный скандал. Если вдруг кто не в курсе морализаторы из правительства Москвы и Госдумы решили, что сериал «портит наших детей» и «очерняет российские школы». На этом основании потребовали от Первого канала снять его с эфира.

Честно говоря, мне бы и в голову не пришло посмотреть «Школу», если бы не вся эта шумиха. Думаю, что у многих зрителей была подобная мотивация. Надо же в конце концов своими глазами увидеть, из-за чего столько копий поломано.

Ничего крамольного в сериале нет, конечно. Говорят, что в сериале – «концентрация чернухи». Ну так и в жизни концентрация чернухи – оглянитесь.

Ну курят детишки в кадре, пиво пьют. О сексе разговаривают. Девочек телками называют. Рассуждают о размерах пениса. Учителям хамят. И что? Обычная московская школа. Мало чем отличается от той, что я окончил 10 лет назад (ну разве что мобильных телефонов тогда почти не было).

Кино должно сеять разумное, доброе, вечное? Ну фильмы бывают разные. Одни сеют прекрасное. Другие режут правду-матку. И от тех, и от других картин есть польза - не нужно загонять режиссеров в рамки.

21.65 КБ

После просмотра я окончательно утвердился во мнении, что информационная шумиха – часть обычной пиар-кампании, направленной на раскрутку фильма. Технология не новая, но исполнение вполне грамотное.

Первый канал довольно крупная и богатая корпорация, которая умеет рекламировать свой продукт. Я почти уверен, что первые морализаторы, публично раскритиковавшие «Школу», были стимулированы пиарщиками.

Потом возмущенные крики подхватили депутаты из «Единой России», вполне вероятно, тоже за деньги. Ну и коммунисты подключились, но эти, скорее всего, бесплатно: их хлебом не корми, дай порассуждать на любимую тему «про тлетворное влияние» и «в СССР такого не было».

Естественно, тему активно взялись освещать СМИ: в кои-то веки в парламенте дискуссия.

Ну и Первый канал активно подключился к дискуссии: пригласили сторонников и противников сериала в ток-шоу «Судите сами», откопали в архиве передачу Гордона годичной давности, посвященную предыдущему фильму режиссера Германики (она там, кстати, смешно говорит, что больше про школу снимать не собирается).

11.80 КБ

В общем, такую информационную бучу подняли, что не захочешь – посмотришь. Раскрутили по полной программе.

Молодцы. Отличная работа пиарщиков.

кадры решают

Сейчас я вам расскажу, как формируется кадровый состав наших правоохранительных органов. В общем-то, становится понятно, откуда растет большинство проблем нашей милиции.

34.38 КБ

Есть у меня дальний-дальний родственник. Деревенский пацан, еще в детстве связался с какой-то плохой компанией, рос дворовой шпаной. Постоянно какие-то проблемы с участковым, чудом не попал под уголовку.

Окончил девять классов средней школы, поступил в ПТУ. Через пару месяцев выгнали. Еще дважды пытался получить среднее специальное образование, но результат такой же: через короткое время выгоняли.

Родители даже отправляли его к родственникам в другой город, чтобы отвести от плохой компании. Бесполезно.

В итоге парня забрали в армию.

Родители все переживали, что по возвращении на гражданку он либо сядет, либо подастся в бандиты.

Но нет, нашелся третий вариант. Парня взяли в милицию. Ходит теперь с дубинкой и наручниками, патрулирует рынки и дворы.

Ну а чего? Образования нет, кулаки с детства набиты, в армии отслужил. Идеальный кандидат в милиционеры.

Вот вам и реформа МВД, и «повышение качества милицейских кадров».

гопники

Казаки-разбойники с ментами по дворам на Никитских воротах оживили в памяти воспоминания веселой школьной юности. Я вырос на рабочей окраине Москвы, в Северном Тушино. Гопники в подворотнях, потасовки – типичный спальный район.

Если ваша дорога пересекалась с парой гопников, как правило, они задавали два вопроса: 1) ты за метал или за рэперов? 2) за кого супортишь? (в смысле, за какой футбольный клуб болеешь – от английского слова support).

На первый вопрос дать правильный ответ довольно легко: редкие гопники уважали рэп. Так что надо было говорить, что слушаешь метал. Тогда, правда, могли возникнуть уточняющие вопросы типа названия музыкальных групп. Поэтому самым правильным было отмораживаться: в музыке не разбираюсь, медведь на ухо наступил, ничего в этом не понимаю. В принципе после этого интерес к тебе пропадал.

Ошибка в такой ситуации – начать умничать. Один мой школьный приятель, учащийся районной музыкальной школы, начал объяснять парням, что он, знаете ли, меломан, предпочитает классическую музыку, и спросил у бритого хлопца со шрамом над бровью, слышал ли он «Лунную сонату».

Ответом был прямой удар в челюсть. В принципе легко отделался, согласились мы все, когда он рассказал нам эту историю.

80.44 КБ

А вот когда тебя начинали расспрашивать про футбол, выкрутиться было сложнее.

Вообще, Тушино считался «конским» районом, в основном здесь болели за ЦСКА. А я вырос в спартаковской семье: за «мясо» болел мой дед, отец и я, конечно, с гордостью подхватил семейное знамя.

Надо сказать, что за 12-13 лет, которые прошли с момента моего активного «суппортинга», общая культура футбольных фанатов в стране заметно выросла. Сегодня у футбольных хулиганов существуют понятия «фэйр плэй», как правило, драки происходят в равных составах и на нейтральной территории, сложно представить, чтобы фанаты напала на болельщика другой команды, если он идет с девушкой.

Тогда, в 1997-1998 годах, ничего такого не было. Если ты идешь по району в спартаковской розетке – должен быть готов к потасовке. А в ситуации численного превосходства оппонентов и набитые кулаки не спасут – только быстрые ноги.

Прийти в школу в розетке было круто. В своей школе тебя никто не тронет, но сам факт того, что ходишь по конскому району во вражеской розетке, вызывал уважение сверстников.

Несколько раз я попадал в передряги. Вот, например, такая история.

Был у меня приятель Женька, долговязый и заикающийся, но отличный парень. Тоже болел за «Спартак». Шли мы с ним зимним вечером по Химкинскому бульвару и гоняли банку из-под пива. Женька обожал Карпина и Мостового, которые тогда были звездами испанской «Сельты». Мечтал, чтобы когда-нибудь они вернулись в родной «Спартак». Знал бы он тогда, что Карпин вернется в роли главного тренера :)

Женька был без символики, а моя шея была гордо обвязана красно-белой розой. Он что-то рассказывал мне про испанский чемпионат, а я пытался исполнить финт с пивной банкой и как-то неловко ему отпасовал. Женька пас не принял и я с удивлением поднял на него глаза. Перед Женькой стояли четверо парней в куртках-бомберах и хмуро глядели на меня и мой шарф.

«Ну чо, мясо что ли?», - спросил один из них.

«Ну… типа», - промямлил я.

Чувак сплюнул, достал из кармана маленький кусок трофейного, видимо, спартаковского шарфа и начал демонстративно чистить им ботинок.

«Сам, сука, снимешь? – спросил второй. – Или в асфальт тебя втаптывать будем?».

В голове промелькнула шутка о том, что вы, кони, ни хрена и не умеете, кроме как «втаптывать». Но я благоразумно промолчал. С другой стороны, и розу отдавать было как-то не по понятиям. Поэтому я предпринял попытку найти дипломатическое решение нашего конфликта.

«Парни, вы тоже из Тушино? В какой школе учитесь?» - начал я издалека.

Гопники умехнулись, и самый здоровый из них размашисто залепил мне кулаком по лицу. Я отлетел метра на полтора и упал в снег. В голове гудело, я приподнялся на руках и увидел окружающих меня коней и бегущего в сторону кинотеатра «Балтика» Женьку.

В голове промелькнула мысль, что если я не убегу, пожалуй, и правда в асфальт втопчут.

С низкого старта я рванул в противоположную от кинотеатра сторону, где были знакомые мне с детства дворы. Там могли пить пиво одноклассники, которые помогли бы отбиться.

«Стой бля!!!» - заорал за спиной гопник.

Я бежал мимо пятиэтажек, где обычно собирались друзья, но как назло нигде никого не было. Обернулся – за спиной двое. Остальные, видимо, решили остатьтся.

Добежали до бойлерной. Налево – школьный двор. Там могут быть свои, но сил бежать уже почти нет. Справа забор вокруг территории старого ангара. Если перемахнуть, то есть шанс, что эту два мудака прекратят преследование.

Я выбрал второй путь и с разбега вскочил на железные прутья. Естественно, зацепился курткой и с треском рвущейся ткани приземлился на территорию вокруг ангара.

Собрав последние силы, спотыкаясь и тяжело дыша, побежал.

И вдруг – резкая боль в ухе.

Гопники, как я и предполагал, прекратили преследование. Но один из них швырнул мне вслед булыжник, который по касательной зацепил ухо.

«Встретимся еще, говно!» - проорали кони, убираясь восвояси.

55.52 КБ
Та самая роза.

Я сел на корточки, чтобы отдышаться.

Болела скула, из уха сочилась кровь, в груди жгло после долгого бега.

Собравшись с силами, я запел: «Боже, «Спартак» храни!..»

Розетка врагам не досталась. До сих пор она пылится в моей коллекции.

университетское гниение

Общался вчера со знакомым профессором крупного московского университета. Не виделись несколько лет. Поговорили: я рассказал о своей деятельности, он поделился подробностями университетского быта. Я, честно говоря, слушал с открытым ртом.

Конечно, я и раньше слышал, что в государственных вузах сейчас введены квоты для разных групп абитуриентов. То есть люди автоматически зачисляются на бюджетные места и отчислить их фактически нельзя. Но вот подробности стали для меня откровением.

47.17 КБ
картина: vasya_lozhkin

Например, есть квоты для представителей наших малых республик. Это такой гуманитарный государственный проект, направленный на социализацию молодежи из разных аулов и деревень, куда цивилизация практически не добралась. В университет, где преподает мой знакомый профессор, ежегодно зачисляют по 70-75 таких квотников. Ребят распределяют небольшими группами по 3-5 человек на разные факультеты.

У «национальных квотников» свои причуды. Как правило, они практически не умеют писать. Не то, что с ошибками пишут, нет. Просто не владеют письмом в принципе. Часто очень плохо говорят по-русски. Как их учить, непонятно. При этом часто они не хотят учиться на «не престижные» специальности: желают перевестись обязательно на мировую экономику или юриспруденцию.

В общежитиях, бывает, случаются конфликты на национальной почве. В частности, калмыки некоторое время назад устроили настоящую поножовщину с чеченскими студентами. Было много крови, чудом обошлось без погибших.

Есть и другая группа квотников – инвалиды. Изначально предполагалось, что по этой квоте будут принимать в вузы молодых людей с ограниченными физическими возможностями. Однако на практике студентами стали и люди с душевными травмами. Так, на кафедре профессора попросили не говорить громко в присутствии одного из новоиспеченных студентов. Почему? – спросил он. Понимаете, объяснили на кафедре, если он слышит громкую речь или крики, у него начинается приступ паники, он начинает плакать и впадает в истерику. Другой студент всегда приходит на лекции в костюме и галстуке. Все бы ничего, но как только парень начинает нервничать, он хватается за галстук и затягивает его на собственной шее.

Спору нет, все люди имеют право на высшее образование. Но, очевидно же, что работа с такими учащимися требует специальной подготовки, которой у обычного профессора нет. Как быть в этой ситуации? Поставит профессор двойку парню с галстуком, а тот пойдет и удавится насмерть. И как потом с этим жить?

В общем классика жанра: хотели как лучше, получилось как всегда. Пытались реализовать в университетах гуманитарную модель социализации. Получили – откровенную профанацию.

Другая проблема – распространение неонацистских идей среди студентов. Мой знакомый профессор в этом вопросе категоричен. Выгоняет, например, из аудитории учащихся в футболках с надписями вроде "14/88". Отказался быть научным руководителем аспирантки, которая разместила на своем аккаунте «В контакте» ролик, восхваляющий Гитлера. «Это что такое?» - задал он ей вопрос. «Это мои убеждения», - гордо ответила девушка. «Никаких дел с тобой больше иметь не буду. Точка», - отрезал профессор.

По его словам, он с интересом наблюдает в том же «Контакте», кто из студентов присоединяется к группам вроде «Наш вуз – только для белых!». Заметил тенденцию: студенты присоединяются к таким группам, как только начинают получать двойки. Дебилизация, говорит.

Еще один он рассказывает, что всё чаще в студенческой среде проявляются религиозный фанатизм и мракобесие. Причем это касается как мусульман, так и христиан.

Например, перед входом в аудиторию профессор обнаружил двух девушек (из числа тех самых квотниц), расстеливших прямо в коридоре коврики для намаза и молившихся перед лекциями Аллаху. Пошел на кафедру, спрашивает: как реагировать? Закончилось все заседанием ректората. В итоге в главном университетском здании для мусульман организовали специальную молельную комнату. В остальных зданиях преподавателям рекомендовали «не обращать внимания и не реагировать».

Другой пример связан с лекцией, посвященный, кажется, истории религий. Студенты обратились к профессору с жалобой на одну из преподавательниц, которая на лекции привела пример, как Русская православная церковь фальсифицировала какие-то документы, чтобы оклевать одного из отступников.

«Как можно такое рассказывать про церковь?! Это оскорбляет наши религиозные чувства!» - заявили несколько учащихся, заводила которых студентка, подрабатывающая журналисткой в одном из журналов РПЦ.

Профессор в шоке. Ощущение, что университет превращается в церковно-приходскую школу, говорит.

Старый добрый профессор. Он пессимист. Преподает уже 25 лет. Говорит, что не ждет ничего хорошего от завтрашнего дня.