Илья Яшин (yashin) wrote,
Илья Яшин
yashin

Categories:

Мы все сегодня – Кашины

История с нападением на журналиста Олега Кашина для меня довольно личная. Когда-то мы были с Олегом близкими друзьями.

Познакомились в 2004 году, кода он писал о радикальных акциях молодежной оппозиции. В воздухе тогда пахло бархатной революцией. По-настоящему нас сблизил февраль 2005го. Тогда ходили слухи о скором появлении большого кремлевского молодежного движения во главе с Василием Якеменко (он на тот момент возглавлял уже безнадежно протухших «Идущих вместе»). И вот друзья сообщают по секрету, что под Солнечногорском будет проходить слет юных сторонников Путина, которых готовят в качестве актива нового движения.

Ранним промозглым утром мы с Кашиным едем на подмосковной электричке и придумываем легенду, как пробраться на территорию санатория. Задача простая – посмотреть на это новое движение изнутри, что это за люди, к чему готовят. Решили прикинуться активистами из Калининграда (Олег родился в этом городе).

Приехали первыми. Наплели что-то организаторам, те растерянно искали нас в списке участников. Не нашли, конечно, но все-таки поселили. Утро мы провели вместе с будущими борцами с «оранжевой чумой». На стене актового зала гордо красовалось название нового движения – «НАШИ» (до сих не было известно, как его назовут).

Вычислили нас быстро. Во время завтрака вывели в центр столовой, и на глазах жующих нашистов Василий Якеменко заклеймил нас «врагами России», с которыми, в частности, и «будет бороться наше новое движение». Я грубо ответил Якеменко, что это он настоящий враг России, потому что создал «путинюгенд» и потому что публично уничтожал книги неугодных писателей. Якеменко взбесился и начал орать, чтобы охрана нас выгнала и засунула головой в сугроб. Охранники - футбольные фанаты во главе с лидером группировки Gallant Steeds Алексеем Митрюшиным – так и сделали. Митрюшин лично швырнул меня в снег и вместе со своими отморозками обработал ногами.

Мы с Олегом ненавидели эту кремлевскую шпану. Именно он тогда первым публично назвал их «гопниками». Мы мечтали освободить Россию от этой путинский скверны, которая захватила нашу страну.

Мы поддерживали друг друга. Помню, как Кашина избил какой-то блогер-отморозок, которого он послал в интернете. Они договорились встретиться и выяснить отношения лицом к лицу. При встрече Кашин протянул руку, а тот сразу ударил по лицу. «Ну на кой черт ты пошел с ним на встречу? Где ты и где он? – говорил я тогда. – Олег, черт возьми, на каждого урода у тебя лица не хватит. Береги себя!».

Помню бегущего по перрону Кашина ранним утром весной 2005го, когда мы вернулись после отсидки в белорусском изоляторе после разгона оппозиционного митинга в Минске. "Привет, Яшин!". "Здорово, Кашин!".

Кашин поддержал, когда меня травили в интернете за поддержку Минкина. Этот журналист написал в МК статью про Великую Отечественную Войну, кому-то она не понравилась, его за это обещали закидать помидорами. Минкин попросил защиты. Мы его обороняли вместе с товарищами, чем спровоцировали волну гнева, про меня очень много гадостей в интернете написали. И тогда Коля Данилов, чтобы отвлечь внимание от этого бреда, вызвал меня на помидорную дуэль, которая превратила всю эту историю в шутку. Кашин был моим секундантом.

* * *

А потом что-то сломалось, наши дороги сильно разошлись. Кашин поехал на первый Селигер, где познакомился с Павловским. Его как будто убедили, что Путин патриот и желает России добра. Он ушел из «Коммерсанта». Мы поругались.

Потом я совершил поступок, о котором жалею. Узнал о переговорах Кашина с газетой «Ведомости» и написал об этом, нарушил приватность, что сорвало трудоустройство Олега. Потом Кашин совершил поступок, о котором, наверное, тоже жалеет. Когда случился раскол в созданном мной движении «Оборона» и я вел болезненную борьбу с бывшими соратниками, Кашин написал в блоге вещи, которыми я делился с ним как с другом. Подлил масла в огонь.

Позже, когда эмоции улеглись, я все-таки собрался с силами и позвонил Олегу. Мы встретились в пиццерии на Тверской. Извинились друг перед другом. Помню, он тогда согласился, что мстил мне за «Ведомости» чересчур: «На войне как на войне, Илья. За одного русского солдата – десять моджахедов вырезают».

Я подвез его до магазина «Москва», мы пожали руки и сошлись на том, что друзьями быть уже не получится, но и причин для вражды не осталось. Олнако спустя полчаса он прислал мне короткое сообщение: «Нет, знаешь. Все-таки нет».

И вечером в его ЖЖ я прочитал странный текст. Кашин писал, что после войны с Советским Союзом у финнов появилось выражение «Нет, Молотов», которое подчеркивает категоричность неприятия и отрицания. В моем случае, писал Кашин, это звучит: «Нет, Яшин».

Не буду врать, что мне было все равно. Я понимал, что потерял хорошего друга и вернуть все на свои места уже невозможно.

Ну а дальше у каждого из нас была своя жизнь. Я продолжал свою борьбу со всеми этими путинными, сурковыми, якеменками. Кашин разочаровался в путинском патриотизме, снова начал критиковать власть, даже писал призывы выходить на Триумфальную. Я искренне радовался, когда узнал, что он вернулся в «Коммерсант».

Казалось, все более-менее встало на свои места, если не считать того, что между нами теперь была непреодолимая, казалось, дистанция. Однако ноябрьской ночью 2010 года эта дистанция исчезла всего за несколько минут. За те несколько минут, что двое уродов били Кашина у подъезда дома на улице Пятницкая, крушили его челюсть, дробили пальцы, ломали ноги.

Каждый из нас мог оказаться на месте Кашина.
Мы все сегодня – Кашины.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 124 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →