Илья Яшин (yashin) wrote,
Илья Яшин
yashin

Category:

университетское гниение

Общался вчера со знакомым профессором крупного московского университета. Не виделись несколько лет. Поговорили: я рассказал о своей деятельности, он поделился подробностями университетского быта. Я, честно говоря, слушал с открытым ртом.

Конечно, я и раньше слышал, что в государственных вузах сейчас введены квоты для разных групп абитуриентов. То есть люди автоматически зачисляются на бюджетные места и отчислить их фактически нельзя. Но вот подробности стали для меня откровением.

47.17 КБ
картина: vasya_lozhkin

Например, есть квоты для представителей наших малых республик. Это такой гуманитарный государственный проект, направленный на социализацию молодежи из разных аулов и деревень, куда цивилизация практически не добралась. В университет, где преподает мой знакомый профессор, ежегодно зачисляют по 70-75 таких квотников. Ребят распределяют небольшими группами по 3-5 человек на разные факультеты.

У «национальных квотников» свои причуды. Как правило, они практически не умеют писать. Не то, что с ошибками пишут, нет. Просто не владеют письмом в принципе. Часто очень плохо говорят по-русски. Как их учить, непонятно. При этом часто они не хотят учиться на «не престижные» специальности: желают перевестись обязательно на мировую экономику или юриспруденцию.

В общежитиях, бывает, случаются конфликты на национальной почве. В частности, калмыки некоторое время назад устроили настоящую поножовщину с чеченскими студентами. Было много крови, чудом обошлось без погибших.

Есть и другая группа квотников – инвалиды. Изначально предполагалось, что по этой квоте будут принимать в вузы молодых людей с ограниченными физическими возможностями. Однако на практике студентами стали и люди с душевными травмами. Так, на кафедре профессора попросили не говорить громко в присутствии одного из новоиспеченных студентов. Почему? – спросил он. Понимаете, объяснили на кафедре, если он слышит громкую речь или крики, у него начинается приступ паники, он начинает плакать и впадает в истерику. Другой студент всегда приходит на лекции в костюме и галстуке. Все бы ничего, но как только парень начинает нервничать, он хватается за галстук и затягивает его на собственной шее.

Спору нет, все люди имеют право на высшее образование. Но, очевидно же, что работа с такими учащимися требует специальной подготовки, которой у обычного профессора нет. Как быть в этой ситуации? Поставит профессор двойку парню с галстуком, а тот пойдет и удавится насмерть. И как потом с этим жить?

В общем классика жанра: хотели как лучше, получилось как всегда. Пытались реализовать в университетах гуманитарную модель социализации. Получили – откровенную профанацию.

Другая проблема – распространение неонацистских идей среди студентов. Мой знакомый профессор в этом вопросе категоричен. Выгоняет, например, из аудитории учащихся в футболках с надписями вроде "14/88". Отказался быть научным руководителем аспирантки, которая разместила на своем аккаунте «В контакте» ролик, восхваляющий Гитлера. «Это что такое?» - задал он ей вопрос. «Это мои убеждения», - гордо ответила девушка. «Никаких дел с тобой больше иметь не буду. Точка», - отрезал профессор.

По его словам, он с интересом наблюдает в том же «Контакте», кто из студентов присоединяется к группам вроде «Наш вуз – только для белых!». Заметил тенденцию: студенты присоединяются к таким группам, как только начинают получать двойки. Дебилизация, говорит.

Еще один он рассказывает, что всё чаще в студенческой среде проявляются религиозный фанатизм и мракобесие. Причем это касается как мусульман, так и христиан.

Например, перед входом в аудиторию профессор обнаружил двух девушек (из числа тех самых квотниц), расстеливших прямо в коридоре коврики для намаза и молившихся перед лекциями Аллаху. Пошел на кафедру, спрашивает: как реагировать? Закончилось все заседанием ректората. В итоге в главном университетском здании для мусульман организовали специальную молельную комнату. В остальных зданиях преподавателям рекомендовали «не обращать внимания и не реагировать».

Другой пример связан с лекцией, посвященный, кажется, истории религий. Студенты обратились к профессору с жалобой на одну из преподавательниц, которая на лекции привела пример, как Русская православная церковь фальсифицировала какие-то документы, чтобы оклевать одного из отступников.

«Как можно такое рассказывать про церковь?! Это оскорбляет наши религиозные чувства!» - заявили несколько учащихся, заводила которых студентка, подрабатывающая журналисткой в одном из журналов РПЦ.

Профессор в шоке. Ощущение, что университет превращается в церковно-приходскую школу, говорит.

Старый добрый профессор. Он пессимист. Преподает уже 25 лет. Говорит, что не ждет ничего хорошего от завтрашнего дня.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 167 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →