Илья Яшин (yashin) wrote,
Илья Яшин
yashin

Categories:

Дважды исключенный. Подробности.

Как и обещал, выкладываю подробный отчет о субботнем Бюро «Яблока», на котором рассматривался вопрос о моем членстве в партии.

Собралось очень много народу. Кроме членов Бюро, были представители московского совета, руководители региональных отделений партии, яблочные активисты и несколько журналистов. Я пришел в компании Владимира Буковского, которого «Яблоко» поддерживало на президентских выборах. Незадолго до этого заседание покинул Олег Митволь, который так и не нашел общего языка с «Яблоком».

22.93 КБ

Первыми получили слово «обвинители». Юрий Шейн в очередной раз повторил, что я нанес ущерб «Яблоку», агитируя партийцев вступать в другую организацию, а также дезориентировал избирателей. От имени Шейна членам Бюро раздали бумагу под названием «Яшин: избранное», где были собраны выдержки из моих интервью, что, по замыслу автора, должно было подтвердить его слова.

«За исключение из КПСС людей выгоняли из института, - подытожил Шейн. – Но я разговаривал с научным руководителем Яшина, и готов гарантировать, что его из аспирантуры не выгонят».

Анатолий Рабинович рассказал, что лично он ко мне относится «очень хорошо». Но я, по его мнению, нарушил «букву и дух органов управления партии». «Я боролся и борюсь, чтобы решения руководящих органов исполнялись», - сказал Рабинович.

Потом дали слово мне, текст моей речи можно прочитать здесь.

Следующим выступил архитектор Алексей Клименко. Он подтвердил, что после участия в конференции «Солидарности» Ю.Шейн добился от него письменного заявления о выходе из «Яблока», а я, напротив, убедил его остаться в партии. «Вранье! Я такого не говорил!» - выкрикнул Шейн.

Далее слово предоставили Александру Гнездилову, который с недавних пор получил в партии прозвище «мерзавчик Гне». Он рассказал, что в России осталась единственная демократическая партия. И вместо того, чтобы всем в нее вступить, «зачем-то создается параллельная колонна». «Солидарность», заявил Гнездилов, «Яблоку» не союзник, потому что «раскалывает демократическое движение».

Анатолий Голов развил мысль коллеги и назвал «Солидарность» кремлевским проектом, а Каспарова – кремлевским провокатором. Меня же он окрестил «непорядочным человеком, который сидит на двух стульях».

Правозащитник Андрей Бабушкин сказал, что ему не нравятся во мне «некоторые личные качества, например резкость в общении». Но мое исключение наносит партии вред, и Бабушкину, по его словам, часто приходится отвечать на неудобные вопросы на эту тему «в молодежных аудиториях».

Другой правозащитник Валерий Борщев назвал мое исключение «чрезвычайно опасным и разрушительным явлением». Ущерб партии, по его мнению, наношу не я, а представитель «Яблока» в Центризбиркоме Елена Дубровина, которая стала «лучшим другом Чурова» и «поддерживает антидемократические законы».

Руководитель алтайского регионального «Яблока» Александр Гончаренко сказал, что мой недостаток – молодость. В партии, по его словам, нужно толерантно относиться друг к другу, а в решении об исключении он видит «одни эмоции, под это решение можно всех членов партии подвести».

Специально прилетевший на заседание Бюро житель города Вены Александр Шишлов пояснил, что «Яшин не понимает духа партийных решений» и поэтому «стал для партии инородным телом».

Московский учитель Константин Петросян заявил, что претензии моих оппонентов носят в основном личный характер. «А если разводиться по личным качествам, то кто здесь вообще останется», – сказал он. При этом Петросян отметил, что мое настойчивое желание остаться в «Яблоке» вызывает уважение.

Один из авторов российской Конституции Виктор Леонидович Шейнис назвал фальшивыми доводы в пользу моего исключения. Он обратил внимание коллег, что в стране немало демократов, не готовых войти в «Яблоко» и «не надо идти с ними на конфронтацию». Мое исключение, заявил Шейнис, «тяжкий шаг для партии». Он рассказал также, что в среде научной интеллигенции его «буквально атаковали за это ошибочное и опасное решение».

Бывший пресс-секретарь Явлинского Евгения Диллендорф назвала «Солидарность» протопартией, а Немцова мерзавцем. Разница между «Солидарностью» и «Яблоком» она обозначила так: «мы идем к власти через выборы, а они непонятно как».

Многолетний зам Явлинского Сергей Иваненко заявил, что те, кто обвиняют «Яблоко» в демократическом централизме, «либо не знают решений партии, либо работают на наших врагов». Он также пояснил, что не считает «Солидарность» вредной организацией и что исключать меня надо не за это.

«Яшин не состоялся как политик, он поругался со всеми», - объяснил Иваненко, за что на самом деле меня надо исключать. И добавил: «методы его работы – политическое стукачество». Что он имел в виду, Иваненко не пояснил. Позже один из товарищей в курилке рассказал, что Иваненко уже использовал такой аргумент ранее, подразумевая мое требование не рассматривать участие в «Солидарности» отдельно от других «яблочников», вошедших в движение. То есть, надо понимать, настучал я, например, на Резника.

«Не надо мне рассказывать про объединение демократов! - разошелся Иваненко. – Я знаю их всех! Их человек 20!». «Исключение Яшина, конечно, ущерб для партии, – подытожил он. – Но его восстановление нанесет еще больший ущерб».

Начальник управления ФАС Михаил Евраев, напротив, заявил, что надо либо исключать всех, кто вошел в «Солидарность», либо оставить меня в покое.

Мой бывший товарищ по «Молодежному «Яблоку» Семен Бурд еще недавно заявлял, что «Солидарность» абсолютно чуждая ему организация. Но, послушав Иваненко, пришел к выводу, что «надо искать пути взаимодействия». Однако «позиция Яшина очень дерзкая». С ней Бурд «не может согласиться».

Недавно сложившая с себя полномочия председателя екатеринбургского регионального отделения Мария Дронова не одобряет некоторые мои «жесткие высказывания в отношении Явлинского и Митрохина». Но Бюро, по её мнению, занимается не тем, чем должно заниматься. «Вместо того, чтобы обсуждать политику Путина по выходу из кризиса, проблемы инфляции и безработицы, мы занимаемся персональным делом», - сказала она.

84-летняя активистка «Яблока» Энгелина Борисовна Тареева, выступая в мою поддержку, задала присутствующим вопрос: «Почему мы считаем, что мы в стране одни и нам не нужны союзники?»

Максим Резник обратил внимание, что москвичи в Бюро в основном выступают за исключение, а регионалы – против. Он сказал, что в 2004 году, когда партия была в нокауте, я был одним из стержней, который вернул «Яблоко» в публичное пространство. «Мы не должны терять людей, - заявил Резник. – А исключение Яшина повлечет за собой уход из партии таких известных людей, как Татьяна Котляр и Юлий Рыбаков».

«Вы хотите, чтобы мы ушли?!» - крикнула Диллендорф. Резник улыбнулся, но промолчал.

Бывший депутат Госдумы Александр Кузнецов сказал, что не знает, голосовал бы он за мое исключение или нет. Но Кузнецов не считает себя «умнее московского регионального совета, который принял такое решение».

Лидер саратовского «Яблока» Дмитрий Конычев «так и не понял, вопрос носит политический или личный характер?». «Не могут быть разные правила для разных людей», - подчеркнул он.

Представитель «Яблока» в Мосгоризбиркоме Валерий Горячев сказал, что меня не надо восстанавливать в «Яблоке», потому что я «не признал ошибку и не раскаялся». Он также добавил, что «обвинять нас в авторитаризме – это все равно что бросать упреки церкви». «Вам же не придет в голову критиковать церковь за то, что она кого-то лишила сана», - объяснил он.

Наконец, получил слово Владимир Буковский. Он назвал оскорбительными ряд услышанных заявлений в отношении «Солидарности». Гарантией того, что движение не является кремлевским проектом, по словам Буковского, является его в нем участие.

Почему «Солидарность» не боится участия Яшина в «Яблоке», а вы боитесь? Вы боритесь за демократию или за «Яблоко» ради «Яблока»? Нет ли у вас тенденции к сектантству? – спросил Буковский. Движение не занимается борьбой с «Яблоком», уверил он собравшихся.

«Солидарность» сегодня нужна стране», - завершил выступление Буковских и призвал всех вступать в наше движение.

Петербурженка Наталья Евдокимова напомнила, что на протяжении всей своей истории партия потеряла множество людей. И в нынешнем падении рейтинга «Яблока», помимо объективных факторов, есть и наша серьезная вина.

Руководитель фрязинской ячейки Александр Фурщик заявил, что «мы сами рубим сук, на котором сидим». Он уверен, что мое исключение повлечет выход из партии «многих людей». «Вы можете стать могильщиками нашей партии», - сказал он членам Бюро.

Алексей Табалов из Челябинска высказал мнение, что «в партии надо создавать условия, чтобы люди в неё приходили, а не наоборот». Он сказал, что в Челябинске дважды обсуждался вопрос о моем исключении и почти все выступают против этого.

Самое большое впечатление на меня произвела правозащитница Татьяна Котляр, которая возглавляла список «Яблока» на последних выборах в законодательно собрание Калужской области и смогла провести его в думу. В своем родном Обнинске она обеспечила «Яблоку» 34% голосов, второй результат после «ЕдРа».

Котляр подтвердила, что если меня все-таки исключат, то она тоже выйдет из партии «из соображений порядочности». Она назвала мое исключение глупость села и заплакала.

А вот женщина из Ленобласти по фамилии Никитина, наоборот, радовалась моему исключению. Она цитировала Явлинского и обвиняла меня в «личном пиаре на критике лидера». Никитина известна тем, что объездила ряд регионов с целью собрать подписи за исключение меня и Резника. Поездка, правда, не увенчалась особым успехом.

Последним взял слово Сергей Митрохин. Он сказал, что «Яблоко» пытаются «удушать в объятьях» и «именно такое миролюбие наносит нам большой вред». Митрохин заявил, что у «Солидарности» «грязные знамена».

Председатель «Яблока» признал, что в результате моего исключения у партии понизится рейтинг, «но только в либерально-демократическом гетто».

«Вся страна ненавидит Немцова, мы не можем с ним объединяться», - завершил он свое выступление.

Не стал выступать Алексей Мельников, с которым я не так давно дискутировал на эту тему в эфире «Эха Москвы». Отмолчались также Владимир Кузнецов (фракция «зеленых») и Светлана Кузнецова («Солдатские матери»).

Итог тайного голосования: 6 человек за мое восстановление в партии, 9 против.

С большой долей вероятности могу предположить, что за мое исключение проголосовали Митрохин, Мельников, А.Кузнецов, В.Кузнецов, Кузнецова, Шишлов, Горячев, Голов, Диллендорф. Против – Резник, Евраев, Дронова, Конычев, Гончаренко, Борщев.

Отсутствовали на заседании высказывавшиеся за мое восстановление Лев Шлосберг, Николай Рыбаков, Борис Вишневский и Ольга Цепилова.
Subscribe

  • Сбор подписей: итоги

    На этой фотографии листы с подписями 4 436 избирателей, живущих в районах Академический, Гагаринский, Ломоносовский и Проспект Вернадского. Это…

  • Слава России! Слава Украине!

    На #МаршМира сегодня вышли десятки тысяч москвичей. Самое масштабное шествие оппозиции за последние пару лет. Море флагов России и Украины,…

  • Зачем Рыжков идет в подтанцовку к Путину?

    В кремлевском театре сегодня очередная постановка под названием «Встреча Путина с непарламентскими партиями». Сценарий у этой пьесы не новый:…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Сбор подписей: итоги

    На этой фотографии листы с подписями 4 436 избирателей, живущих в районах Академический, Гагаринский, Ломоносовский и Проспект Вернадского. Это…

  • Слава России! Слава Украине!

    На #МаршМира сегодня вышли десятки тысяч москвичей. Самое масштабное шествие оппозиции за последние пару лет. Море флагов России и Украины,…

  • Зачем Рыжков идет в подтанцовку к Путину?

    В кремлевском театре сегодня очередная постановка под названием «Встреча Путина с непарламентскими партиями». Сценарий у этой пьесы не новый:…