August 1st, 2011

сидеть или стоять?

Написал на ГРАНЯХ колонку о вчерашнем дне Стратегии-31. Формат «сидячей забастовки» на площади мне кажется ошибочным.

Грани.Ру: Досадное сидение

Сидячая забастовка – хороший способ выразить протест и продемонстрировать обществу полицейскую сущность режима. Однако в рамках Стратегии-31 этот формат не вполне уместен тактически. Выйти на площадь бок о бок с активистами и лидерами оппозиции – одно дело. Но плюхаться на асфальт – это самый что ни на есть эпатаж.




Досадное сидение

Впервые за долгое время 31 число застало меня за пределами родины, и я был лишен возможности выйти на площадь в Москве или другом городе России. Впрочем, дипломатические представительства нашей страны есть во многих городах мира, в том числе в болгарской Варне, где я оказался вчера. В знак солидарности с защитниками Конституции РФ я провел одиночный пикет под окнами российского консульства.

В Москве тем временем все прошло по традиционному сценарию: власти запретили собираться на Триумфальной, граждане все равно вышли на площадь, и полицейские с садистским удовольствием раскидали десятки людей по автозакам.

В действиях кремлевских держиморд давно уже ничего не меняется: увидел демонстранта на Триумфальной – бей, крути, хватай, тащи. А вот активисты оппозиции решили на этот раз поэкспериментировать, проведя очередную акцию в формате сидячей забастовки. Приходившие на площадь защитники Конституции садились на землю и сцеплялись руками в знак протеста против действий полиции.

Этот формат был довольно успешно опробован активистами «Другой России» и «Солидарности» в рамках кампании в защиту политзаключенной Таисии Осиповой, которую уже почти год удерживают в СИЗО по явно сфабрикованному обвинению в торговле наркотиками (показательно, что в качестве свидетелей в суде выступили нашисты). Жестокость, с которой полицейские растаскивали активистов, проводивших сидячую забастовку в поддержку Осиповой, впечатлила многих. У активистов не было плакатов, они не выкрикивали лозунгов; просто сидели в сквере у Соловецкого камня. Агрессивная реакция властей на такой в общем-то безобидный способ выразить протест показала обществу, что мы семимильными шагами движемся к стандартам обезумевшего от страха потерять власть Лукашенко. Такими темпами скоро и у нас начнут арестовывать за аплодисменты.

95.11 КБ

Сидячая забастовка – хороший и очень наглядный способ выразить протест и продемонстрировать обществу полицейскую сущность установленного в стране режима. Однако в рамках «Стратегии-31» этот формат, с моей точки зрения, не вполне уместен по тактическим соображениям. Назову как минимум три причины.

Во-первых, важнейшая задача движения в защиту 31 статьи Конституции стать массовым. Проще говоря, мы должны стремиться привлекать на Триумфальную площадь не только политических активистов, но и просто сочувствующих граждан, которые не состоят ни в каких организациях. Надо сказать, что весной и осенью прошлого года эту задачу удавалось решать: у памятника Маяковскому собиралось по 2-3,5 тысячи граждан. Конечно, огромный ущерб массовости акций нанес публичный конфликт инициаторов «Стратегии-31» Эдуарда Лимонова и Людмилы Алексеевой. Однако сейчас, когда конфликт наконец исчерпан, у нас есть шанс снова сделать акции в защиту 31 статьи массовыми, но для этого на Триумфальной должно быть меньше политического эпатажа. И сидячая забастовка это явно не тот формат, который привлечет на площадь рядового сторонника оппозиции. Выйти на площадь бок о бок с активистами и лидерами оппозиции – одно дело. Но плюхаться на асфальт – это самый что ни на есть эпатаж, который явно не способствует привлечению на площадь новых людей.

Во-вторых, сидячий формат дает очевидные козыри кремлевской пропаганде. Такой формат массовой акции протеста визуально сокращается число ее участников. Ведь далеко не все будут готовы сидеть на асфальте, даже из числа искренних сторонников оппозиции. Таким образом, мы даем оппонентам козырь в руки: они будут настаивать, что участниками протеста являются исключительно те, кто сидел, а остальные - случайные прохожие и зеваки.

В-третьих, нельзя исключать, что власть включит мозги и начнет разгонять такие акции оппозиции более креативно, выставляя протестующих идиотами. В конце девяностых, например, ельцинская милиция просто издевалась над левыми радикалами, когда они пытались бастовать, сидя на улице. Один из таких эпизодов красочно описан в книге Валерия Панюшкина «12 несогласных»: в главе, посвященной Сергею Удальцову. Автор со слов супруги Удальцова описывал марш левых сил на Москву, который завершился на юге столицы. ОМОН заблокировал демонстрантам движение, и леваки уселись на асфальт. Милиция же, недолго думая, принялась разливать из пожарных шлангов воду прямо на дорогу. Буквально за несколько секунд протестующие в буквальном смысле оказались севшими в лужу. И сидячая забастовка моментально превратилась в жалкое мокрое зрелище. Панюшкин писал, что лидер «Трудовой России» Виктор Анпилов буквально рыдал от бессильной злобы: «Суки! Как будто я обоссался!»

Впрочем, все эти споры и разногласия носят стилистический характер, и я надеюсь, не будут восприниматься в штыки коллегами по оппозиции. Сегодня нам важнее искать точки соприкосновения, то, что объединяет нас всех – и левых, и правых. И важно, чтобы Стратегия-31 продолжала жить и к осени снова стала массовым движением российской оппозиции.

Наша борьба за соблюдение Конституции – это марафонский забег. Быстрого результата никто не обещал, и нам предстоит собрать еще немало тумаков на пути к правовому государству. Только упертость, последовательность и вера в собственную правоту поможет нам победить.

Фото: adagamov.info