March 24th, 2011

Пресс-хата

Дикая история происходит прямо сейчас в Ярославле и Владимире. Против гражданина Сергея Котова фабрикуют уголовное дело за организацию убийства 12-летней давности. Происходит арест. Следователь требует подписать признание. После отказа человека оговорить себя его отправляют в СИЗО соседнего Ярославля, известного своими «пресс-хатами»: здесь признательные показания дают почти все.

Перед отправкой в «пресс-хату» Котов успевает передать адвокатам заявление о том, что если из него выбьют признание в организации убийства, он заранее просит признать себя невиновным. Возможно, показания из Котова избивают буквально в эти минуты.

75.75 КБ

Копия полного текста заявления Котова:



Вот предыстория этого дела.

12 лет назад в Ярославле найден труп директора одного из областных госпредприятий по фамилии Терехов. Было заведено уголовное дело по факту убийства, однако следствие быстро зашло в тупик. Вплоть до 2011 года дело оставалось «висяком» и портило статистику славной милиции города Ярославля.

И вот пару месяцев назад в милицию поступает заявление от некоего гражданина, имя которого не разглашается (в материалах дела он фигурирует под псевдонимом «Суворов»). Анонимный свидетель сообщает, что работающий сторожем Сергей Смирнов в частном разговоре сообщил ему об убийстве Терехова, которое он якобы совершил 1999 году по заказу Сергея Котова.

Смирнова и Котова немедленно арестовывают и доставляют в СИЗО г. Ярославля. Оба отрицают свою причастность к убийству. Выясняется, что между «заказчиком» и «исполнителем» был серьезный конфликт: Смирнов работал сторожем у Котова, последний уличил его в краже и отправил за решетку на семь лет. Также стало известно, что в момент убийства Котов был прикован к кровати в результате автокатастрофы, которая произошла четырьмя месяцами ранее.

Никакого мотива не установлено: у обвиняемого не было с погибших каких-либо бизнес-отношений, у следствия нет никакой информации о долговых обязательствах. У следствия нет вообще ничего, кроме доноса анонимного свидетеля.

На первой же после ареста встрече с адвокатами Смирнов и Котов сообщают, что следователи требуют подписать признательные показания, угрожая физической расправой и изнасилованием в камере. Вскоре Смирнова без объяснения причин отправляют в изолятор Владимира. Спустя всего несколько дней в «пресс-хате» он подписывает признание в убийстве и дает показания на Котова. Дача показаний, естественно, происходила без присутствия адвоката.

На фото – тот самый СИЗО-1 г.Владимира, где сейчас находятся обвиняемые:

27.05 КБ

Теперь эта судьба, видимо, ждет Котова: вчера он тоже был отправлен во владимирский изолятор. Не стоит удивляться, если в ближайшее время и он себя оговорит: выбивать показания владимирские «господа полицейские», судя по всему, умеют профессионально.

Вот заявление с обстоятельствами дела сестры Котова на имя начальника областного управления ФСБ:



К счастью, к этой дикой истории подключились правозащитники и активисты ярославской «Солидарности». Но как показывает практика, единственное, что может спасти человека в подобной ситуации, – это максимальная огласка.

Давайте выручать людей.

"Дело Кашина" и след Якеменко

В ноябре прошлого года в Москве был жестоко избит журналист Олег Кашин. Дело вызвало огромный резонанс, президент Медведев заявил, что берет дело на контроль и обещал наказать негодяев. Прошло уже почти полгода с момента нападения. Следствие хранит молчание: не озвучено ни одной версии, не названы имена подозреваемых.

Вчера произошло важное событие: Кашин впервые публично назвал имя человека, которого лично он считает заказчиком избиения. «Я не сомневаюсь в ''якеменковской'' версии, и других версий у меня нет», - написал Кашин в своем блоге.

Я тоже не сомневаюсь в этой версии. Причастность Якеменко к нападению на журналиста кажется более чем вероятной.

Дело в том, что нашисты долгое время считали Кашина «своим». Он вполне комплиментарно отзывался и о движении, и о самом Якеменко. Но в какой-то момент поменял мнение — и стал восприниматься нашистами как предатель. Я не раз слышал шипение: мы ему помогали, поддерживали, а он оказался неблагодарной свиньей. Откровеннее других об этом говорил член политсовета одной из нашистских организаций — «Молодой гвардии» Павел Данилин: Кашин получил себе поддержку, перейдя в наш лагерь. Потом предал нас. Потом продемонстрировал свое абсолютное говно и столь же абсолютную продажность. Потом я стал его презирать.

А вот знаменитое фото, размещенное на сайте «Молодой гвардии» незадолго до нападения на Кашина:

82.59 КБ

То есть Кашин для нашистов предатель. А предатель — хуже врага. С предателями разговор короткий.

Мог ли Якеменко отправить пару отморозков с железной трубой к подъезду Кашина, чтобы те отомстили «предателю»? Не сомневаюсь, что мог.

Во-первых, Якеменко свойственен силовой стиль «разговора» с оппонентами. Прекрасно помню, как он приказал своим охранникам засунуть меня «головой в сугроб» в 2005 году. Можно вспомнить и физические атаки на «несогласных», где засветились сотрудники службы безопасности Якеменко из числа футбольных фанатов— например, Василий Степанов по кличке «Киллер» и Роман Вербицкий по кличке «Колючий».

А вот цитата из Якеменко образца 2005 года: Если бы мне нужно было решать вопрос на майдане, я бы решал очень просто — я бы связался со своими коллегами из фанатского движения “Спартака”, они бы набрали порядка 5000 своих сторонников прямо с этими синими пластмассовыми стульями, которыми они бьются на стадионе, и мы бы их погрузили в 5 составов. Привезли бы их в Киев, такая своеобразная посылка, и вот этими стульями они бы гнали этих 100 тысяч, кто вышел на майдан, к Днепру, и все в шароварах, как белые медведи, прыгали бы по этим льдинам туда, за Днепр.

Во-вторых, по сведениям прокуратуры Набережных Челнов, в девяностые годы Якеменко тесно общался с криминальными авторитетами из ОПГ «29 комплекс». А по информации отставного генерала МВД Владимира Овчинского, нынешний глава Росмолодежи когда-то фигурировал в оперативных сводках как активный участник люберецкой ОПГ. Бандитское нападение на Кашина вполне укладывается в стиль криминального прошлого главного нашиста.

Сегодня Дмитрию Медведеву в очередной раз задали вопрос: как продвигается «дело Кашина»? Фотограф Илья Варламов цитирует президента: «Я сегодня с утра разговаривал с руководителем СКП, там есть движения, я не могу об этом говорить».

Конечно, не может. Потому что сказать правду нельзя: своих отморозков в путинской России сдавать не принято. Тем более, что Якеменко воспринимается Путиным как вполне полезный отморозок.

Но так или иначе, власти обязаны объясниться и как минимум ответить на вопрос: почему Якеменко до сих пор не допрошен следователями? Первый вопрос, который следователи всегда задают потерпевшему: кого вы подозреваете? Кашин публично назвал фамилию главного, с его точки зрения, подозреваемого.

Если даже после этого Якеменко не будет вызван на допрос в прокуратуру, Медведев просто не сможет сохранить лицо.