November 27th, 2010

ОМОН против New Times

На днях снова выступал в суде. На этот раз в качестве свидетеля – на процессе «ГУВД Москвы против журнала New Times».

Зимой в New Times была опубликована статья «Рабы ОМОНа», где со слов уволенных сотрудников рассказывалось о внутренней кухне милицейского спецназа: крышевании проституток, незаконном использовании труда гастарбайтеров, торговле боеприпасами, охране воров в законе и т.д.

ГУВД и командиры ОМОН потребовали через суд опровергнуть целый ряд тезисов, изложенных в статье. Процесс длился более полугода. За это время, в частности, один из омоновцев, со слов которого готовился материал для статьи, был восстановлен на работе. Видимо, это стало причиной того, что он изменил свои показания в суде. Выступая в качестве свидетеля, Сергей Таран заявил, что не помнит, о чем говорил с журналистами.

60.25 КБ

На последнее заседание в качестве свидетеля пригласили меня.

Дело в том, что среди тезисов, которые требовало опровергнуть милицейское начальство, были слова омоновцев о том, что командиры ведут политическую подготовку личного состава. Кроме того, в статье утверждалось, что у милиции есть негласный приказа задерживать лидеров оппозиции (в частности, Э.Лимонова) сразу, как только они появятся на запрещенных властями митингах, без объяснения причин.

Негласный приказ: увидишь — сразу задерживай. А потом опера сидят в отделе и думают, какую ему статью пришить. На базе есть специальная «доска почета». На ней и Лимонов, и Каспаров, и Касьянов. Регулярно собрания проводятся, где про обстановку в стране нам рассказывают. Есть на базе большой зал в подвале. Руководство всех собирает и объясняет, что «марши несогласных», «русские марши», гей-парады — все проплачено иностранными спецслужбами. Говорят, в стране все плохо, американские спецслужбы хотят развалить наше государство.

Судья попросил меня рассказать про опыт «общения» с бойцами столичного ОМОН и поделиться информацией, которая могла бы подтвердить или опровергнуть эти утверждения.

Я пересказал несколько эпизодов моих задержаний – на Триумфальной, на маршах несогласных, в День флага. Подтвердил, что на Триумфальной Лимонова обычно хватают как только он появляется – просто потому что он Лимонов. То же самое было и с Немцовым, и с Каспаровым, и со мной. Рассказал, что видел в руках милиционеров фотографии оппозиционных лидеров с пометкой «задерживать в первую очередь». Пересказал несколько разговоров с омоновцами в автозаках, где они постоянно спрашивают у задержанных, сколько им заплатили и ссылаются на слова своих командиров.

Откровенно говоря, я почти не сомневался, что мое выступление в суде – формальность. Был уверен, что наше «басманное правосудие» проигнорирует мои показания и полностью удовлетворит требования ГУВД.

Но, как ни странно, время в суде я потратил не зря. Часть иска ГУВД судья действительно удовлетворил и обязал New Times опровергнуть некоторые высказывания. Однако все требования опровергнуть утверждения о работе бойцов ОМОН на уличных акциях протеста были отклонены, здесь суд встал на сторону ответчика. На будущее это очень важно – будем периодически тыкать милицию в эту часть судебного решения.

Рад был помочь New Times, к руководителям и журналистам которого отношусь с большим уважением. Юристы журнала намерены обжаловать решение суда в вышестоящей инстанции. Удачи им в этом.