September 1st, 2010

Путина читали. "Отоварили по полной".

31 августа началось с идиотских провокаций. Полночи и весь день мне на мобильный телефон названивали какие-то бездельники – судя по всему, нашисты. Сначала представлялись Каспаровым, потом уговаривали вступать в «Наши» и приезжать на Селигер. Ну что за клоуны?

К шести вечера я подошел к Триумфальной со стороны гостиницы «Пекин». Там уже собралась довольно внушительная группа активистов оппозиции. Вся площадь была окружена автозаками, из грузовиков глазели солдаты внутренних войск . По периметру стояли цепочки сотрудников милиции, через площадь бегали группы бойцов ОМОН.

Встретился с Борисом Немцовым и Львом Пономаревым. Организовав людей, мы двинулись в сторону Тверской. За нами потопали омоновцы в касках, над ухом в мегафон голосил лейтенант: «Акция не санкционирована!». Через дорогу, у концертного зала, слышалось скандирование «Свобода!». Там уже вовсю задерживали наших товарищей.

Метров через триста мы попали в плотное милицейское окружение. Успели сказать пару слов журналистам, после чего с разных сторон захрипели рации: «Работаем на задержание!»

149.95 КБ

ОМОН отсек толпу от Немцова и препроводил его в автобус. Людей начали теснить к подземному переходу. Мы сгруппировались и ответили лозунгами «Долой власть чекистов!» и «Россия будет свободной!». Менты медлили, нам удалось сформировать небольшую колонну и двинуться через площадь к колоннаде, где в этот момент собралась основная масса протестующих.

К таким маневрам милиция оказалась не готова, мы мягко преодолели цепочку оцепления, состоявшую в основном из курсантов, и объединились с остальными нашими товарищами под сводами концертного зала. Вот здесь и начались основные столкновения.

«Сука! Руки за спину!» - орал мент, хватая за волосы парня лет шестнадцати.

112.05 КБ

Люди вцеплялись в тех, кого пытались задерживать изо всех сил, и выдергивали из рук милиционеров.

«Россия без Путина!» - скандировал запрещенный, но все-таки собравшийся на Триумфальной площади митинг свободных людей.
«Задерживать! Задерживать!» - орал на своих подчиненных полковник милиции.

В какой-то момент группа омоновцев врезалась в толпу, но не смогла вырвать никого из оппозиционеров и попятилась. Так получилось, что один из бойцов замешкался и остался в самой гуще демонстрантов, буквально зажатый со всех сторон.

Никогда раньше я не видел такого жалкого и напуганного омоновца. «Я здесь!» - робко крикнул он своим. «Может, в рожу ему плюнуть?» - усмехнулся кто-то за спиной. «Не надо», - попросил я.

Вместе с одним из активистов мы попросили людей расступиться и организовали для непутевого милиционера коридор. Он попятился, затравленно озираясь по сторонам. Народ посмеивался. В конце концов, бойца схватил один из его сослуживцев и буквально выкинул в сторону оцепления.

…Задержания тем временем продолжились. Я выстоял на площади около получаса. Когда мы пытались отстоять попавшую под удары дубинок и сапог группу активистов, я сам оказался отрезанным от толпы и меня потащили в автозак.

Менты выкрутили руки и выволокли меня из-под колоннады. По дороге к автозаку один из них прижал кулак к челюсти.

«Только рыпнись – отоварю по полной!» - прошипел мент.
«Интервью Путина читали?» - услышав премьерскую лексику, поинтересовался я.
Ответом мне был короткий удар в печень.

366.30 КБ




Наконец, меня забрасывают внутрь. Там уже Эдуард Лимонов и еще десяток арестованных. У зарешеченного окна маячит полковник милиции Бирюков. Месяц назад кто-то сфотографировал его руку – на пальце офицера красовалась тюремная наколка. В этот раз палец Бирюкова был обмотан бинтов: судя по всему, наколку он свел.

На площади менты продолжали устраивать беспорядки. Задержанных в итоге набралось боль 70 человек. Всего же на Триумфальную в этот раз вышло порядка 1500 российских граждан.

* * *

Автозак включил мигалку и мы понеслись в ОВД «Мещанское». Пробки не помеха, наш изолятор на колесах вылетал на встречку, лихо срезал повороты, а водитель орал в окно: «Овца, дорогу!».

В итоге протоколы неожиданно оформили по административной статье 20.2, которая не предусматривает ареста. Хотя еще по дороге менты угрожали, что ближайшие сутки мы проведем за решеткой, а уже в отделении попытались снять с нас отпечатки пальцев – что абсолютно незаконно, поэтому мы отказали ментам. Они, правда, и не настаивали, удовлетворившись письменными отказами.

Впрочем, и к аресту я был готов: заранее собрал рюкзак и спальный мешок. Но на этот раз обошлось: через три часа милиция начала отпускать задержанных.


Фото:

1, 2 – chistoprudov,
3 – marie_automne.

Видео: Misha2Kota.


РЕН-ТВ – о противостоянии на Триумфальной

Сюжет в новостях РЕН-ТВ о разгоне вчерашних митингов оппозиции в Москве и Петербурге.

Журналисты также провели сравнительный анализ ситуации в современной России и Польше 80х годов, где на днях отпраздновал свой юбилей профсоюз «Солидарность».

Комментарии польского журналиста Мартина Войцеховского, российских оппозиционеров Бориса Немцова, Льва Пономарева + мои пять копеек.



http://www.youtube.com/watch?v=q39y7N3bJL0

Кстати, автор сюжета задается вопросом: почему же власти так последовательно запрещают митинги оппозиции в столицах? В Новосибирске и Екатеринбурге же люди собираются – и ничего.

Журналисты (особенно иностранные) часто не понимают, зачем против тысячи-полторы несогласных власть выставляет такую армии милиции, ОМОНА и внутренних войск.

На самом деле, все просто.

Путин уничтожил все механизмы общественного влияние на процесс принятия государственных решений. Установлена политическая цензура, под жесткий контроль взяты выборы, ликвидирована независимость судов. Именно поэтому люди выходят на улицу – чтобы быть услышанными.

И если не разогнать тысячу протестующих, завтра на Триумфальную выйдет десять тысяч. В потом и сто – и игнорировать требования оппозиции будет уже невозможно.

12 тысяч человек в Калининграде отправили в отставку губернатора Бооса.

100 тысяч в Москве – это отставка Путина.

Наш самопровозглашенный «национальный лидер» прекрасно это понимает. А потому – «дубинкой по башке».