February 16th, 2010

Лукавство и цинизм. Стиль Суркова.

Прочитал вчера в «Ведомостях» интервью Владислава Суркова. Не перестаю удивляться этому человеку: буквально каждый абзац интервью пропитан лукавством, издевательским цинизмом и ложью.

Конкурирующих систем не должно быть слишком много: это снижает качество конкуренции. Несколько соревнующихся партий лучше, чем 150, - говорит Сурков.

Тут уж общество само разберется, Владислав Юрьевич. Может быть, придет к двухпартийной системе. А, может, изберет в парламент десяток партий, чтобы обеспечить максимальное представительство интересов различных социальных групп. Но уж точно не Вам решать, сколько нам нужно партий.

Ни в одной демократической стране количество партий не сокращается искусственно с помощью административных барьеров, как это делается в России. Ни в одной демократической стране лидеры партий не согласовывают списки на выборах в парламент с администрацией президента, как это делается в России. Ни в одной стране мира канцелярия президента не берет под контроль финансирование партий, как это давно уже принято в России.

В России не существует межпартийной конкуренции. Зато существует квазимногопартийная система, когда есть одна главная партия и несколько маленьких псевдопартийных образований, которые признают руководящую и направляющую роль первой. А если не признают – их просто лишают партийного статуса. Такая же система была в ГДР, где формально не было однопартийной системы (в отличии от СССР), а в парламент традиционно избирались четыре партии (прямо как у нас сейчас).

21.02 КБ
фото: ИТАР-ТАСС

В последние годы шел справедливый процесс отслоения бизнеса от власти, потому что эти функции смешивать ни в коем случае нельзя, - рассказывает Сурков.

Пример классического вранья, популяризируемого государственной пропагандой.

Да, пару олигархов, которые отказались признавать авторитет Путина, от власти «равноудалили». Зато остальные чувствуют себя в коридорах власти как дома и систематически получают привилегии в бизнесе и даже субсидии: Абрамович, Дерипаска, Ковальчук. А Игорь Иванович Сечин, например, вообще в правительстве работает.

Надо демократические институты развивать, усложнять политическую систем, чтобы в ней возникало больше степеней свободы. Но надо делать это очень аккуратно, в постепенном режиме, не теряя консолидации власти.…Если вы хотите пустить все дело на самотек…, вы никогда не дождетесь. Будет необыкновенная пестрота в парламенте, место для дискуссий будет везде — в администрации президента, в правительстве. Мы все это проходили. Когда один чиновник говорит одно, другой — другое... Если снова будет разлад, раздрай и разнос, если будет украинизация, никому и в голову не придет что-то в России вкладывать и растить. Под шум и треп о «свободе» вынесут последнее, - предупреждает Сурков.

Очень смешно, конечно, слышать от этого человека рассуждения о свободе. От человека, который как никто другой маниакально душил эту самую свободу в нашей стране на протяжении последних десяти лет.

А теперь нам объясняют, что главная ценность – консолидация власти. А «пестрый парламент» и «дискуссии» - это раздрай, опасность, «все вынесут».

Алё, гараж!

Выносят прямо сейчас. Вот в этот самый момент, пока мы читаем Суркова, - выносят тоннами.

Потому что грабить страну гораздо проще под шумок. А вот когда есть настоящий парламент и свободные СМИ, это делать гораздо сложнее. Потому что за руку могут схватить.

Ну и финальный аргумент Суркова хорош: Если критикуют демократию в России, значит, она есть. Если есть митинги протеста, значит, есть демократия. В тоталитарных государствах протестных акций не бывает.

В СССР тоже критиковали. И даже акции протеста проводили: в 1968 году диссиденты на Красную площадь выходили, время от времени у памятника Пушкину шапки снимали, иногда собирались у Маяковского почитать стихи.

В СССР за такие вещи арестовывали, сажали в психушку, выгоняли из страны.

Сейчас режим помягче, да. Просто бьют каждый месяц за попытку выйти на площадь. Даже в интернете разрешают лясы поточить.

И на том спасибо, могли бы, как говорится, и бритвой полоснуть.

Только при чем здесь демократия, непонятно.