February 15th, 2010

чеченские опричники на страже путинского режима

Продолжаю с интересом наблюдать за метаморфозами, которые происходят с Владимиром Соловьевым. Еще недавно яркий ироничный телеведущий сегодня выступает в роли откровенного пропагандиста, исподтишка призывающий к кровавым столкновениям. На сайте «Эха» Соловьев опубликовал очень показательный текст, где рассуждает о протестном митинге в Иркутске и его возможных последствиях.

Давайте-ка разберем этот текст.

Соловьев обращает внимание, что митингующие в Иркутске кричали «лично против премьера» Путина, а президента Медведева не трогали. И делает вывод, что «это такая маленькая хитрость “Солидарности”» и, «должно быть есть указание».

Чтобы, наверное, не выглядеть совсем уж смешным, Соловьев не уточняет, кто именно давал митингующим в Иркутске указания. Хотя готов спорить, что в черновике текста было что-то про «хозяев из Вашингтона» или ЦРУ.

На самом деле, ларчик открывается просто.

Кто такой Медведев, чтобы против него кричать? Понятно же, что этот человек – подчиненный Путина, посаженный на трон высочайшей волей последнего. Ни один серьезный вопрос этот «популярный блогер» решить не в состоянии.

Кроме того, есть еще одна деталь, на которую Соловьев в свойственной ему манере не обращает внимания. Под документом о запуске Байкальского ЦБК (против чего и митинговали в субботу) стоит подпись именно Путина. Именно поэтому иркутский митинг носил выраженный антипутинский характер. Людям надоело, что премьер лоббирует интересы олигарха Дерипаски в ущерб экологии и их здоровью.

Идем дальше.

Соловьев обвиняет оппозицию в запуске «разрушительной волны» и призывает власть «защищаться». Власть, видимо, и без советов Соловьева намерена отстреливаться защищаться от своих же граждан, судя по тому, что на митинг подогнали бронетехнику с пулеметами:

214.44 КБ

Но именно тут начинается самое интересное.

«Если возникнет такая необходимость…, то кто пойдет умирать за власть?» – вопрошает Соловьев. Уже сама постановка вопроса впечатляет: умирать за власть.

Но вообще вопрос нетривиальный.

Кто, действительно, пойдет умирать за Путина, Абрамовича, Дерипаску? За чужую нефть, за украденные миллиарды? За английские футбольные клубы, за фешенебельные виллы этих ребят, за их дорогостоящие яхты?

Вы пойдете? И Соловьев не пойдет, нашли дурака.

Но зато Соловьев объяснит дезориентированным и напуганным обитателям Кремля, кто их спасет. И когда Соловьев лукаво пишет «умирать за власть», следует читать, конечно, «убивать за власть».

Идея простая: Путину срочно пора обзавестись своими опричниками, то есть «кастой, чья жизнь и смерть зависит не от закона, а от воли правителя, как и богатство и слава и почет».

Констатируя, что система довольно гнилая и опричников Путин не сможет найти ни в милиции, ни в армии, Соловьев предлагает премьеру обратиться за силовой поддержкой к Рамзану Кадырову: «На данный момент времени г. Кадыров всячески подчеркивает свою преданность и уважение как Президенту Медведеву, так и Премьеру Путину, причем очевидно, что отношения с ВВП гораздо более давние».

И объясняет зачем:

«Следующие ходы оппозиции очевидны - попытка устроить одновременно несколько громких митингов в максимально удаленных друг от друга регионах России - цель - затруднить переброску ОМОНА, таким образом можно будет где-то спровоцировать толпу на бесконтрольную агрессию - а дальше раздувать пожар силами СМИ и любыми доступными методами».

Вот тут-то, по логике Соловьева, и пригодятся бородатые парни Кадырова, готовые прийти на подмогу ОМОНу против оппозиции. И вместе они установят торжество суверенной демократии.

* * *

Уверен, что Соловьев прекрасно понимает провокационную сущность своего гнусного текста. По сути он открыто провоцирует кровавые уличные столкновения, прямо призывает к незаконному подавлению протестной активности силами чеченских боевиков Кадырова.

Если отбросить шелуху, что на самом деле предлагает Соловьев? Создание этнических чеченских полков, которые будут наводить порядок в российских регионах. Это провокация и против чеченского народа, и против русского. Откровенное разжигание межнациональной розни.

Он даже не вспоминает, что проведение мирных демонстраций, таких как в Калининграде и Иркутске, – конституционное право российских граждан. А в условиях ликвидации парламента и цензуры на ТВ – это едва ли не последний способ привлечь внимание к своим насущным проблемам.

Плевать Соловьев хотел и на Конституцию, и на проблемы граждан.

Все мысли Соловьева об одном – как бы Путин заметил, наконец, своего «главного защитника», которого по какому-то трагическому недоразумению выгнали с телевидения.

Ведь он так старался! Он же самый верный! Самый преданный! А с ним так нехорошо поступили.

Об одном господин Соловьев забывает. Провокаторы, как правило, плохо заканчивают.

Немцов VS Лужков-Батурина: боевая ничья

Продолжаются судебные разбирательства между семейством столичного градоначальника и Борисом Немцовым в связи с публикацией последним доклада «Лужков. Итоги».

Сегодня в Московском арбитражном суде закончилось рассмотрение иска жены мэра Елены Батуриной, которая требовала опровергнуть 6 тезисов доклада и взыскать с Немцова 200 тысяч рублей.

Итоговый счет 5:1 в пользу Немцова.

Суд постановил опровергнуть единственную фразу из доклада:

«Факты упрямая вещь… Нигде, кроме Москвы, бизнес Батуриной не развивается успешно».

Варианты опровержения по традиции открывают творческие просторы для пытливых умов. Придумаем что-нибудь креативное.

42.94 КБ

При этом суд отказал в опровержении следующих фраз:

1. Батурина продала принадлежащий ей участок земли в 58 гектар по цене выше рыночной. В итоге этот участок оказался в распоряжении правительства Москвы через систему аффилированных компаний.

2. Лужков подписывает постановления правительства Москвы, которые наделяют компанию его жены правом на застройку и коммерческую продажу объектов недвижимости.

3. Компания Елена Батурина освобождается правительством Москвы от платежей, обязательных для других участников рынка

4. Батурина участвовала в приватизации ДСК-3.

5. Между Батуриной, Лужковым и ЗАО «Интеко» существует коррупционная связь.

Особенно показательно, что не подлежит опровержению последний тезис. По сути коррупция Лужкова и Батуриной признана официальным судом.

Ну и аппетиты Батуриной суд поумерил: вместо запрашиваемых 200 тысяч Немцова обязали выплатить 40 тысяч рублей.

Влияние семейства Лужковых на московские суды известно. Лужков никогда и ничего не проигрывал на своем поле.

Итоги же судов с Немцовым вполне можно расценивать как боевую ничью.

И вот теперь противостояние переходит в федеральные апелляционные инстанции. Здесь перед Лужковым уже под козырек не берут, и появляются шансы на более-менее независимое разбирательство.