February 1st, 2010

Триумфальная, 31

Всё начиналось довольно мирно. Недалеко от театра Сатиры я встретился с Людмилой Алексеевой, Борисом Немцовым, Валерием Панюшкиным, Артемием Троицким, Валерием Борщевым и другими достойными людьми. Ровно мы в 18:00 двинулись в сторону Триумфальной.

По мере приближения к площади число милиционеров на квадратный метр увеличивалось. Наша группа становилась все больше за счет примыкавших со всех сторон людей, пришедших выступить в защиту 31 статьи Конституции. Защелкали вспышки фотоаппаратов. Я несколько раз крикнул «Свободу!», люди с удовольствием подхватили.

Вокруг началось какое-то движение. Побежали милиционеры, засуетились штатские, довольно быстро нас взяли в кольцо. В стороне я услышал хриплый голос из рации: «Работаем на задержание!». Тут же на мое плечо опустилась рука омоновца. Я обернулся и попытался высвободиться. Немедленно получил удар кулаком по почкам, мне заломили руки и потащили в сторону милицейской спецтехники. Вот так это выглядело со стороны:

149.22 КБ

С размаху впечатали в борт автозака. Орут в ухо: «Руки на стекло! Ноги на ширину плеч!». Хлопками по одежде обыскали, подхватили за воротник и за ноги, швырнули в автобус, захлопнули дверь. Сажусь на деревянную скамейку рядом с другими задержанными. В зарешеченном окошке ухмыляющаяся толстая морда омоновца в шлеме и оперативник с видеокамерой – снимает нас для милицейского архива.


Минут за пятнадцать наш автозак полностью забили людьми: 22 человека. Последним втащили Немцова. Он с возмущением рассказывал, как омоновцы оттесняли толпу к метро и чуть не задавили Людмилу Алексееву.

«Уроды! – возмущался Немцов. – Напирают на нас, зажали со всех сторон. Бабушка им кричит, что они ее сейчас раздавят! Им все равно! Как они ей ребра-то не поломали?! Уроды!»

125.31 КБ

Через полчаса автозак, наконец, тронулся. По дороге в отделение милиции мы с Немцовым рассказали товарищам подробности 12-тысячного протестного митинга, который прошел днем ранее в Калининграде и в котором мы приняли участие. В московском автозаки наши калининградские рассказы звучали как история из другой страны, а не из города, до которого лететь-то всего полтора часа.

Воодушевленные рассказом обитатели автозака запели «Варяг». Мент приказал молчать, но никто не обращал на него внимания.



Привезли к ОВД «Тверское». Сначала по одному, потом по двое выгружали и отводили в ленинскую комнату.

Через какое-то время сотрудники ОВД принялись оформлять протоколы. Делалось это так: несколько милиционеров составляли протоколы на задержанных, а чуть в стороне за столом посадили нескольких молодых сержантов, которые подписывали подготовленные заранее рапорты.

Я прочитал рапорт, который подписал сержант, якобы производивший мое задержание. Парень 1985 года, мы с ним видели друг друга в первый раз, задерживали меня совершенно другие люди. Подписал документ, где указано, что я стоял с плакатом.

- Слушай, - говорю. – А тебе не стыдно это вранье подписывать?

- Не надо так со мной разговаривать, - обиделся сержант.

- А как мне с тобой разговаривать, если ты нагло врешь? Зачем ты пишешь, что меня задерживал? Это же был не ты. Тебе не предупреждали об уголовной ответственности за дачу ложных показаний?

- Грамотный, да? Может, пизды тебе дать?

- Ну попробуй, клоун. Только форму сначала сними, чтобы я тебе ответить мог. А то в форме вы все очень смелые.

В разговор вмешался Всеволод Чернозуб.

- Тебя же под уголовку подводят. Мы заявление в прокуратуру напишем, что ты дал ложные показания, и тебя сдадут. Мало что ли сержантов, никто за тебя не заступится…

Старший по званию прервал беседу и приказал сержанту не разговаривать с нами. «Чего ты к нему пристал? – говорит мне. – Ему дали рапорт, он подписал. Он же не виноват. Ты напиши в протоколе, что не согласен».

Святая простота: «дали рапорт, он подписал». Вот бы он в суде это повторил.

Задержанных тем временем прогоняли через конвейер и потихоньку отпускали.

Приказа сажать, видимо, не поступило, и всем вручали повестки в суд на 4 февраля.

Февраля милиция и Кремль, кстати, ждут с нетерпением. Ведь это один из тех месяцев, в котором нет 31 числа.

Collapse )

фото: Мария marie_automne Турченкова ©
видео: Эдуард ed_glezin Глезин ©

мусор

С помощью камеры в телефоне сделал небольшой фоторепортаж из ОВД «Тверское», куда меня и еще больше двух десятков человек доставили после разгона акции на Триумфальной площади.

Огромное впечатление произвел служебный туалет в ОВД, где я пытался помыть руки. Такое впечатление, что там мусор вообще никогда не выносят, он там просто лежит, пока не сгниет. Запах – отвратительный.

104.88 КБ

91.87 КБ

Выхожу из туалета, вижу в коридоре майора.

«Слушайте, - говорю. – А чего у вас там так грязно? Воняет же».

«Ну а чего ты хотел, - ржет майор. – Вы же нас сами мусорами называете!»

«И вы стараетесь соответствовать этому гордому званию?»

«Если серьезно, это вина реформы МВД, - начал объяснять майор. – Слышал, Медведев на 20% сократил милицию? Так вот у нас в отделении всех уборщиц поувольняли. Ни одной не осталось».

«Да, своеобразно у вас тут понимают реформу МВД».

«Ну а кого еще увольнять?», - пожал плечами майор.

Действительно, больше некого.

Collapse )

видео из автозака

Пара видеороликов, снятых после вчерашних задержаний на Триумфальной внутри на мобильный телефон. Место действия — милицейский автозак. Люди в кадре — задержанные активисты.

Задержанные поют «Вставай, страна огромная!»:



Немцов рассказывает сокамерникам про многотысячный митинг в Калининграде: