September 18th, 2009

неправый суд разбоя злее (с)

Вчера Мосгоризбирком отказался отменить решение об отказе мне в регистрации на выборах в московскую думу. Такое же решение принято в отношении Владимира Милова и Бориса Надеждина.

На самом деле, решение было принято раньше – на рабочей группе комиссии, где наши заявления были рассмотрены по существу. На вчерашнее заседание, где по сути заранее принятое решение было просто проштамповано, моего представителя даже не пустили, хотя у него была доверенность.



По якобы нарушенной форме подписного листа, на основании чего были забракованы все 100% моих подписей, ничего внятного в комиссии так и не сказали. Не стали комментировать отсутствие подстрочника у «Яблока» и «Патриотов», которые, несмотря на это, благополучно прошли регистрацию. Не смогли объяснить, почему советник представитель МГИК Дмитрий Реут сначала настаивал на моем снятии за отсутствие подстрочника в окружном избиркоме, а спустя несколько дней в суде объяснял, что «Патриотов» нельзя снимать с выборов за подстрочник, потому что в законе такого требования нет.

Мы заявили о нарушениях в ходе проверки подписей, в частности, об анонимном характере этого процесса. Председатель окружной комиссии ответила, что комиссия два дня (!) не могла до меня дозвониться, чтобы уведомить о начале проверки, и была вынуждена проверять подписи в мое отсутствие. Глаза у председателя комиссии в этот момент были голубые-голубые.

Другая наша претензия заключалась в привлечении к проверке подписей неизвестных людей под видом «экспертов», которые в проверке не имели права участвовать. Руководитель рабочей группы упорно не хотел читать закон и сморозил в итоге, что мы все тут юристы и у каждого своё мнение и спорить по тексту закона мы не будем. То есть позиция простая: проверять подписи может кто угодно, хоть местный дворник, если на то есть санкция председателя окружного избиркома.

Как вы помните, на пресс-конференции глава МГИК Горбунов заявил , что в моих подписных листах якобы обнаружены снесенные дома. Прошло уже много времени, но сказать мне номера этих домов комиссия по-прежнему отказывается.

К Борису Надеждину (Правое дело) были аналогичные претензии. Но ему, правда, номера снесенных якобы домов сообщили. Вчера на заседании комиссии Надеждин показал фотографии «снесенных» домов и предложил перенести заседание МГИК в дворы этих самых домов-призраков. Пусть члены комиссии расскажут жителям, что их на самом деле не существует.

Члены комиссии пожали плечами и проголосовали против удовлетворения жалобы.

В общем-то я и не сомневался, что оспаривание снятия с выборов в подконтрольном московскому правительству городском избиркоме – дело бесперспективное. Впрочем, никаких перспектив, как показала практика, нет и суде: столичные суды уверенно подтвердили решения об отказе в регистрации оппозиционерам и теперь блокируют процесс рассмотрения кассаций в Верховном суде.