September 16th, 2009

о разнице методов и снова - о Лужкове

Был на радио «Свобода». Обсуждали политику московского правительства. Посмотреть и послушать дискуссию можно на сайте радиостанции.

Мы с Надеждиным критиковали Лужкова, а журналист Матвей Ганапольский критиковал за это нас. Получилось своего рода продолжение нашей переписки с Ганапольским.

8.29 КБ

Собственно, на этот раз дискуссия прошла в несколько ином ключе.

Матвей говорил о том, что ему не нравится категорический тон моих обвинений в сторону Лужкова. Что я не вижу очевидных достижений градоначальника. Что, конечно, проблемы есть, но «город жив, в нем очень много хорошего и это хорошее сделал Лужков».

Главная претензия Ганапольского, что мы «мочим Лужкова» теми же методами, что власть мочит оппозицию.

Меня, откровенно говоря, возмутило такое сравнение, мягко говоря, некорректное. Наши методы – это независимые доклады, мирные демонстрации и лозунги на плакатах. А методы властей – объявить митинг несанкционированным и отметелить всех омоновскими дубинками.

Собственно, требовать от оппозиции, чтобы она не только критиковала Лужкова, но еще и хвалила его за какие-то за слуги – тоже довольно странно, по-моему. Мы не в английском парламенте, где все называют друг друга джентльменами и выражают взаимный респект. Власть сознательно выдавила нас на улицу, сознательно отказалась от цивилизованного диалога, именно политика властей – и федеральных, и московских – радикализировала оппозицию.

Мы не в парламенте боремся с Лужковым и Путиным, а на площади. Здесь свои законы. Здесь власть представляют не политики, а менты, у которых с нами разговор короткий. Здесь лозунговая эстетика, уличная политика. И оппозиция обязана быть адекватна своему нынешнему положению.

Делать вид, что ты в парламенте, выходя на очередной марш несогласных, - просто неадекватно. Что нам на плакатах хвалу Лужкову что ли писать? На плакатах пишут либо «да здравствует», либо «долой». В нашем случае – безусловно «долой».

Ганапольский поблагодарил меня за откровенность, но сказал, что настоящий политик даже в таких условиях найдет возможность признать заслуги оппонента. Он не сказал фразу «подставит другую щеку», но, кажется, имел в виду что-то в этом роде. Я ответил, что, по моему мнению, он говорит не о политиках, а о миссионерах. Это совсем разные жанры.

Коснулись и темы снятия с выборов оппозиционных кандидатов. Ганапольский озвучил гипотезу, что нас всех «жлобски сняли с выборов» по воле Кремля, а не московских властей. Но этот аргумент разбил Надеждин. По его словам, такая «гипотеза опровергается тяжелой судьбой кандидатов от Правого дела». «Наша партия не оппозиционна федеральным властям уж точно», – сказал Надеждин и добавил, что на других региональных выборах, которые пройдут в разных регионах страны одновременно с московскими, его однопартийцы «прекрасно себя чувствуют» и не имеют проблем с регистрацией.

По моему, тоже очевидно, что с выборов снимали в первую очередь критиков Лужкова, независимо от принадлежности к партиям и движениям. Факт остается фактом: ни один кандидат, жестко выступающий против московского правительства, зарегистрирован не был. Другой вопрос, что Лужков снятие оппозиционеров, безусловно, согласовал в Администрации президента. Но инициатива, я убежден, исходила снизу.

огромные человекоподобные роботы

Гимн Следственного комитета Прокуратуры в Удмуртии, если кто не слышал:



Великая Россия,
В ней много славных дел.
Но есть еще Россия,
в которой беспредел.

Нам с этим беспределом
Поручено судьбой
Решительно и смело
Вести упорный бой.

Чтоб жили вы без бед,
В окнах был теплый свет,
Даст криминалу достойный ответ
Следственный комитет!

Пусть дни проходят сложно
Без сна и выходных.
И на душе тревожно,
Не надо нам еды.

Работаю упорной
Гордимся мы своей,
Закон для нас опора
В чреде суровых дней.

Чтоб жили вы без бед,
В окнах был теплый свет,
Даст криминалу достойный ответ
Следственный комитет!

Характер, опыт, хватка
У каждого из нас,
Ведь тыл у нас в порядке:
Тепло любимых глаз.

Великая Россия
во имя торжества
закона и порядка
раскроет все дела.

Чтоб жили вы без бед,
В окнах был теплый свет,
Даст криминалу достойный ответ
Следственный комитет!


Жесть.

Особенно доставляют прокурор на 39й секунде, гордо аки орел смотрящий вдаль, и фраза «НЕ НАДО НАМ ЕДЫ».

Огромные человекоподобные роботы на страже правопорядка, не иначе.