August 20th, 2009

ничто не ново

Любопытно иногда осознавать, что с проблемами, которые мы сегодня решаем, люди сталкивались и сто лет назад. Вот, например, «управляемая демократия» – современное российское явление, казалось бы.

Открываем «Словарь сатаны», написанный американцем Амброзом Бирсом еще в 1911 году. Находим букву «О» - оппозиция, читаем рассказ:

Король страны Гаргару, который побывал за границей, дабы обучиться науке управления, назначил сотню самых толстых своих подданных членами парламента для установления законов о взыскании податей. Сорок из них он определил в Партию Оппозиции и велел своему Первому Министру тщательно разъяснить им их обязанность противиться всякому уложению, исходящему от Короля. Однако первое же, представленное на рассмотрение парламента, было одобрено единогласно. Крайне раздосадованный, Король наложил на него вето, известив Оппозицию о том, что, ежели такое повторится, они заплатят головами за свое упрямство. Все сорок немедленно сделали харакири.

— Что же нам делать? — спросил Король. — Без оппозиционной партии невозможно поддерживать либеральные порядки.

— Светлейший во Вселенной, — ответил Первый Министр, — воистину эти невежественные псы лишились своих мандатов, но не все потеряно. Предоставь дело твоему ничтожному червю.

Затем Министр набальзамировал тела членов Оппозиции, набил их соломой, вернул на места в парламенте и приколотил гвоздями. Отныне против каждого законопроекта регистрировалось сорок голосов. Но в один прекрасный день законопроект, облагавший налогом бородавки, провалился — ведь члены Правительственной Партии не были пригвождены к своим местам! Это привело Короля в такую ярость, что Первого Министра казнили, парламент был распущен артиллерийской батареей, а власть народа, для народа и осуществляемая народом Гаргару, канула в небытие.


Как будто российский современник писал.

А фраза «парламент был распущен артиллерийской батареей», кстати, стала бы отличной иллюстрацией к сегодняшнему посту Милова про Съезд народных депутатов РСФСР.

Ельцин=Путин

Почитал дискуссию моих товарищей по «Солидарности» Гарри Каспарова и Владимира Милова о причинах реставрации авторитаризма России. Каспаров указывает на истоки путинизма в ельцинской России. Милов в свою очередь Ельцина яростно защищает.

С одной стороны, сейчас, конечно, не время выяснять отношения о том, кто был прав, а кто виноват в 90е годы. В условиях диктатуры надо искать то, что всех нас объединяет, а не разделяет. Но поскольку дискуссия проходит в конструктивном и содержательном русле, думаю, будет правильно высказаться и мне.

Итак.

1. Я утверждаю: расстрел парламента в 1993 году стал катастрофой для российской демократии. Именно тогда началась коррозия системы, приведшая в итоге к власти полковника КГБ. Какой бы политической целесообразностью ни оправдывался расстрел Белого Дома – демократический президент не имеет право бить из танков по законно избранному органу законодательной власти. Ельцин своим решением поставил себя в один ряд с большевиками, разогнавшими Учредительное собрание. По сути, мы до сих пор расхлебываем именно ту кашу, заваренную Ельциным и его окружением в 1993 году. Когда в стране стреляют по парламенту, это ставит крест на разделении властей на долгие годы вперед. И аргументы, что «парламент был так себе», - от лукавого.

2. Вся эта дребедень о том, что невозможно анализировать 90е годы без учета опасности реставрации режима «злобных коммуняк», - меня возмущает еще больше. Мол, использование административного ресурса в 1996 году было оправданно, потому что к власти мог прийти Зюганов.

Демократы обязаны зарубить себе на носу: если народ хочет избрать Зюганова – значит президентом должен быть Зюганов. Точка. Никто не имеет права решать за народ: ни Чубайс с Ходорковским, ни Путин с Медведевым, ни Милов с Каспаровым. Не нравится, что люди выбирают Зюганова? Убеждай людей, что твой кандидат лучше! А уж если избирают Зюганова – уважай выбор своего народа. Иначе никакой ты не демократ.

Да и спустя время, сильно я сомневаюсь, что избрание Зюганова обернулось бы в 1996 году большей трагедией, чем избрание Ельцина. В конце концов, именно Ельцин назначил своим преемником Путина, который реализовал почти все «страшилки» антизюгановской кампании 1996 года.

3. Скрещивать путинский и ельцинский режим, чем упрекает Каспарова Милов, нет никакой необходимости. Первый стал логическим продолжением второго. Путин возглавил страну не как лидер оппозиции, а как преемник президента. На протяжении 90х годов он работал в команде ближайшего ельцинского соратника – Анатолия Собчака. Он возглавлял при Ельцине ФСБ. Путин был своим для элиты 90х годов, он был ее частью. Именно эта элита по инициативе еще одного ельцинского сподвижника – Бориса Березовского – выдвинула Путина на высший государственный пост.

Да, многие приличные люди в 1999 году это приветствовали, не понимая, к чему приведет «временный отказ от демократии ради праведной цели». Можно им разве что посочувствовать – это на их совести, им с этим жить.

Я не требую от этих людей покаяния. Покаяние – дело интимное и каждый сам для себя решает, каяться или нет.

Ельцин вот нашел в себе силы попросить у людей прощения и этим заслужил уважение. А многие его соратники до сих пор щеки надувают и делают вид, что все сделано правильно.