July 10th, 2008

и вновь продолжается бой...

После отказа Общественной коллегии Союза журналистов удовлетворить жалобу партийного пресс-секретаря Евгении Диллендорф на предвзятость «Эха» по отношению к «Яблоку», долгожданного перемирия не случилось.

Я, честно говоря, надеялся, что Явлинский с Ведениктовым обсудят эту историю лично, выскажут друг другу претензии, выпьют, в конце концов, водки – и тема будет закрыта.

Не тут-то было. «Яблоко» подтянуло тяжелую артиллерию и зарядило крупнокалиберными.

Сергей Иваненко, публично обращаясь к Венедиктову, называет Диллендорф «блестящим профессионалом» и объявляет бойкот «Эху Москвы»:

То, что Вы называете журналистикой и равноудаленностью, мы называем передергиванием, манипулированием, пропагандой, а, иногда, умышленной дискредитацией и даже организованной травлей. Информирую Вас о невозможности моего участия в эфирах вверенной Вам радиостанции до принесения лично Вами публичных и исчерпывающих извинений.

Явлинский написал Венедиктову более развернутое письмо:

Хотелось бы, чтобы радиостанция вернула себе репутацию серьезного, надежного, авторитетного СМИ. Чтобы стремилась к профессиональной объективности и резко уменьшила элемент балагана в эфире, неуважительности к радиослушателям и совершенно безосновательной заносчивости.

В чем причина происшедшего с «Эхо»? Монопольное положение, обеспечиваемое ей авторитарной системой. Многие ведущие «Эха» редко утруждают себя альтернативной точкой зрения. Их комментарии и передачи крайне тенденциозны. У многих из них невысокий уровень подготовки к эфирам и крайне слабые профессиональные знания. Они понимают политическую журналистику как шоу-бизнес.

Учитывая, что за политическими передачами всегда есть интересы, все это превращается в целенаправленное и весьма небезопасное манипулирование общественным мнением, скрытую и открытую пропаганду, выполнение различных заказов. По сути, с учетом специфики радиостанции и ее аудитории, это промывание мозгов для интеллигенции.

Итог ожидаемый: критиковать работу «Эха Москвы» теперь - это то же, что критиковать Газпром, и с таким же результатом. Только судьба у них будет разная.


Вот зачем это все? Что это за политическое харакири?

Как можно говорить об «информационной блокаде» и одновременно бойкотировать радиостанцию, которая практически каждый день дает трибуну яблочникам?

Обращение Диллендорф в СоюзЖур Явлинский называет в письме «дружеской критикой». Вот здесь уже у меня с Григорием Алексеевичем стилистические разногласия. Когда Диллендорф на заседании коллегии говорит, что эховцы занимаются не журналистикой, а дезинформацией, пропагандой и травлей - это, по-моему, никак не вяжется с дружеской критикой.

Вообще эта публичная война моей партии с «Эхо» оставляет крайне неприятное впечатление. Нашли себе мишень. Не победили Путина, победим «Эхо».

Хорошо хоть новоизбранный председателя «Яблока» Митрохин к бойкоту не присоединился. Оно и понятно: пойдет он завтра ломать забор на очередной незаконной стройке – куда звонить будет? На «Эхо», конечно. На «предвзятое и тенденциозное» «Эхо».

Как-то в последнее время мне совсем не близко то, что делают лидеры моей партии.