November 7th, 2005

с Дугиным - на радио "Свобода"

А. Дугин: Политика – это определение ролей друг-враг. Это как философ, доктор политических наук я объясняю, что политика начинается после того, как происходит первичное распределение этой пары. Нет друга-врага, нет политики.

И. Яшин: Придите в любую квартиру прямо сейчас и скажите им про друзей и врагов. Людям нужна нормальная, удобная страна, нормальная и удобная адекватная страна. Людям не нужны враги. Наше глубинное большое отличие от вас заключается в том, что те люди, которые приходят к нам – это люди самодостаточные, это люди, которые просто хотят жить в нормальной стране. Им не надо создавать образ врага, то, чем занимаетесь вы.

А. Дугин: У нас в обществе парадокс: партии, которые существуют и которые принимают участие в выборах, не обладают в большинстве случаев политической философией. А те, кто обладают политической философией, не участвуют в выборах и не обладают форматом партийной системы. Так сложилось, я думаю, что это временное явление, когда-то это придет в фокус. Поэтому, с нашей точки зрения, участие в фарсе нынешней партийной политики – это абсолютная трата реальных усилий. Мы должны по-настоящему создать политическую философию...

И. Яшин: Я всегда с большим удовольствием слушаю господина Дугина. Он вызывает у меня ассоциации с писателем Толкиеном. Оба они создают себе удивительные внутренние миры, в которых и живут, но которые абсолютно ничего общего не имеют с реальной жизнью. И если Толкиен описывает разного рода хоббитов и троллей, то Дугин занимается примерно тем же самым. Вот он раскладывает, кто из этих хоббитов враг, кто друг. И Толкиен, и Дугин апеллируют к тому, что было. Дугин испытывает ностальгию по этим ребятам в черных рубахах с огромными бородами и иконами. А Толкиен по временам средневековья ностальгирует.

полностью: http://www.svoboda.org/ll/grani/1105/ll.110405-1.asp

ночью

Полпятого ночи на мобильный позвонил какой-то придурок и прошипел: "Снимайся с выборов". Номер не определился. Интересно, он себе будильник на полпятого ставил или бессонницей мучался.