May 2nd, 2005

вспомнить все

События последних четырех дней, произошедшие с нами в Минске, - хроника, впечатления, эмоции - очень важны для меня. Я не хочу упускать даже мельчайших подробностей. Еще в камере я начал восстанавливать события в памяти и довольно подробно изложил все на бумаге.

К сожалению, мои записи (как и тетрадь Мишки Романова, корреспондента "МК", моего боевого товарища) были изъяты при обыске наших личных вещей в камере, когда нас в последний день выгнали в душ перед визитом в посольство.

Поэтому я начинаю восстанавливать подробную картину событий заново. С завтрашнего дня я начинаю публикацию в ЖЖ хронологии наших минских четырех дней с момента десанта на оппозиционный митинг в центре города.

Это будет маленький дневниковый сериал.

анонс

Сегодня в 16.05 в эфире "Эха Москвы" мы с корреспондентом "МК" Михаилом Романовым будем рассказывать о минских застенках.

Вести передачу, кстати, будет сам Алексей Венедиктов.

На сайте "Эха" можно задавать вопросы.

1 серия: столкновение

На площадь перед Дворцом республики, где планировали собирать своих активистов оппозиционные организации Беларуси, мы выдвинулись примерно в 17.00. В нашей группе было человек двенадцать, в основном «яблочники» плюс Мишка Романов из «МК» и местный 20-летний парень-оппозиционер, приставленный к нам в качестве проводника.

 

Троллейбус, подземный переход, жилые кварталы - и вот мы выходим на проспект Франциско Скорины, который выводит прямо на площадь. Народу много, толпа абсолютно неорганизованна, люди переглядываются, человек двести собралось через дорогу у Макдональдса. Никакой атрибутики. Через каждые 20 метром во всю длину проспекта выставлены группы ментов по пять человек, вдоль дороги дежурят шпики в штатском, которые фиксируют все происходящее на любительские видеокамеры. Вся площадь оцеплена ОМОНом и КГБшниками.

 

У нас – флагштоки, это привлекает внимание. Решаем свернуть во дворы и дождаться начала действий. Идем. На нас поглядывают менты, «штатские» что-то шипят в рации. Выходит к какому-то парку – мимо пробегают две девчонки. Одна резко хватает меня за рукав со словами: «Разбегайтесь – за вами менты». Разбежаться не успеваем – из-за угла появляется бригада во главе с МВДшным офицером. Из соседнего переулка выходят еще пятеро ментов – нас окружают. Офицер, как положено: кто такие, откуда, куда, что за древки, пройдемте, для выяснения личности. Сопротивляемся, спорим, сцепляемся – офицер начинает орать, вызывает подкрепление, приказывает применять силу. В итоге большинство из нас оказывается в находящемся неподалеку ОВД. Собирают паспорта. Переписывают. Начинаем обзванивать московских журналистов. Ругаемся с ментами, требуем указать закон, на основании которого мы задержаны. Я пытаюсь сфотографировать офицера, после чего он отводит меня в сторону и объясняет, что если он снимет форму и встретит меня за углом – ничего меня не спасет. Collapse )

 

 

Завтрашний Романов в "МК"

30 апреля в Минске были досрочно освобождены задержанные после несанкционированного митинга 14 россиян из “Молодежного Яблока”, “Идущих без Путина”, СПС, “Обороны” и два журналиста. Среди них — корреспондент “МК” Михаил Романов. О том, почему его задержали, и о четырех днях заключения — сегодняшний материал в “МК”.
     На второй день задержания после обеда, сначала выстроив в коридоре лицом к стене и прочтя пятиминутную лекцию (“У нас бомжи на вокзалах не умирают”), нас везут судить. Помещение белорусского суда — это каморка, в каких уборщицы складывают свои швабры и тряпки. Зато на стене — фотография “батьки” Лукашенко на фоне государственного флага, на столе — бюст Дзержинского, за столом — судья Бычко. Судья вызывает важного свидетеля — омоновца Боровского, якобы задержавшего меня. Входит двухметровый амбал, которого я вижу первый раз в жизни.
     — Свидетель, за что вы задержали гражданина Романова? — спрашивает судья.
     — А он выкрикивал антигосударственные лозунги.
     — Какие?
     — Ну, например, “Нет фашизму”...
     Тут в абсурдный диалог вмешиваюсь я.
     — Вы серьезно считаете, что лозунг “Нет фашизму” — антигосударственный?
     — Да, — уверенно рапортует омоновец. Секретарша по моей просьбе записывает идиотские заявления амбала в протокол...
     За нарушение законов Белоруссии я получил 8 суток ареста. Без права обжаловать приговор. Collapse ). </b>