March 22nd, 2005

Барнаул

Барнаул оказался вполне цивилизованным городом, пессимисты, пугавшие меня перед поездкой "захолустьем" и "медведями", посрамлены. Некоторые детали, конечно, выдают провинцию (фонари на улицах, например, выключают ровно в полночь), но в целом город оставляет очень приятное впечатление.

Политическая жизнь на Алтае кипит. С одной стороны, идет откровенная информационная война против губернатора Евдокимова - не проходит и недели, чтобы не появилось очередное письмо возмущенной общественности к президенту с требованием "уйти юмориста". С другой стороны, мочат Рыжкова, который избран в Думу от одного из местных одномандатных округов.

У здания администрации периодически случаются митинги, на которых Рыжкова ругают за "пособничество террористам", "отмену льгот", "ненависть к России" и за то, что "продался олигархам". Митинги, естественно, широко освещаются официальными СМИ. Как раз во время моего пребывания проходило очередное такое мероприятие, которое не обошлось без скандала: несколько студентов, пригнанны[ митинговать деканатами, попытались развернуть плакат со словами "Если мы уйдем - нас исключат универа!". Диверсия, конечно, была оперативно пресечена организаторами. Collapse )

статья в РЖ

ВРЕМЯ РАЗБРАСЫВАТЬ КАМНИ

оригинал здесь:
http://www.russ.ru/culture/20050322_yash.html

В России практически выстроена вертикаль власти, о которой еще в первый год своего правления говорил Владимир Путин. Власть сосредоточила серьезные ресурсы и солидный запас прочности. Оппозиция дезорганизована и деморализована. Отменяются выборы. Ужесточаются требования к политическим партиям. Телевидение и парламент больше "не место для политической дискуссии", по меткому выражению спикера Госдумы Б.Грызлова.

В сложившейся системе политических координат существует место только для бутафорной, искусственной оппозиции, лидеры которой каждый свой шаг согласуют с Администрацией президента.

Однако в выстроенной командой Владимира Путина системе есть серьезное слабое звено. "Зачистив" парламент и фактически уничтожив публичную политику, власть по сути лишилась очень эффективного и при этом практически безопасного для себя механизма выпуска социального пара. Эмоциональные баталии в Думе 1990-х годов создавали, по крайней мере, эффект серьезной политической дискуссии в стране, при том что последнее слово, как правило, всегда оставалось за Кремлем. Collapse )