March 10th, 2005

бункер

Был вчера в бункере НБП, встречался с Абелем. Обсуждали перспективы борьбы с "нашизмом".

Внутрь нас пускали минут пять - после звонка из стальной двери вылез глазок на проводе и долго осматривал меня. Голос попросил поднести лицо поближе к "зонду", чтобы меня "получше рассмотрели". Наконец, нацболы признали меня и пустили внутрь подвала. Спустившись по лестнице, пришлось ждать еще некоторое время, когда второй дежурный справится со скрипучим звонком второй двери.

В бункере вовсю кипит жизнь. Несколько человек белят стены, варят двери и вообще ремонтируют разгромленный штаб. В одной из комнат группа подростков сортирует по коробкам кучки конфер, сигарет и печенье - "передачи для политзеков", почти торжественно поясняет Абель. В прокуренной комнатушке верстается "Лимонка".

Индустриальная романтика бункера - вещь, конечно, на любителя. Составивший мне компанию silent_hiv, например, вообще долго удивлялся, как можно работать в таких условиях. С другой стороны, бункер - на то и бункер, а не офис.

заявление

В начале недели предприниматель Леонид Невзлин сделал ряд заявлений в интервью журналу «Власть-Ъ» и радиостанции «Эхо Москвы».

Я благодарен за добрые слова в мой адрес, однако хочу подчеркнуть, что, несмотря на уважительное отношение к Леониду Борисовичу, я категорически не разделяю его точку зрения на будущее демократической оппозиции в России.

Я считаю верной позицию руководства «Яблока» – позицию решительного неприятия как сегодняшней авторитарной системы, так и курса на реставрацию порядков, которые царили в России в 1990-е годы. Этот курс, по моему мнению, дискредитирует саму идею демократической оппозиции.

Что же касается меня, то, конечно, я остаюсь в «Яблоке» - в партии, которая выступала против начала чеченской войны, которая защищала независимость НТВ, которая отстаивает свободу политических заключенных. Я остаюсь в своей партии.

Я «яблочник», и это мой выбор.

Илья Яшин