July 6th, 2004

статья в журнале "Огонек"

В конце июня в "Огоньке", наконец, вышла статья о молодежных оппозиционных организациях, которую готовила журналистка "Эха Москвы" Женя Тен, дай бог памяти, с апреля. Наконец - потому что материал постоянно правила редакция и его публикация откладывалась несколько месяцев. Женя встречалась с лидерами молодежных организаций КПРФ, "Яблока", СПС, НБП и обсуждала с ними, почему политика становится площадной, маргинальной и молодежной. В итоге спустя почти три месяца вышла статья под названием "Новые люди", кому интересно - она выложена на сайте "Молодежного Яблока" http://www.youth.yabloko.ru/press/040630.html

Но гораздо интересней мне представляется сравнение начального варианта статьи (неправленого редакцией) с тем, что получилось в итоге. Рискуя навлечь на себя гнев редакции "Огонька", я решил-таки опубликовать здесь текст первоначального варианта статьи, который Женя прислала мне еще 27 апреля. Тескт - ниже...


Красный лимон с правояблочным вкусом

Господа, у нас оппозиция. Я не знаю, что из нее получится, — поскольку нашу жизнь определяют не законы истории, а законы природы, а стало быть, власть сменится не тогда, когда будет кому сместить, а тогда, когда она сама окончательно разложится или физически состарится. Но оппозиция нужна — во-первых, для витрины, а во-вторых, чтобы было с кем поговорить. Ибо в России все переносимо, если дают потрепаться.
Символично, что старики — или по крайней мере люди зрелые, закаленные двадцатью годами демократии — ни о чем не договорились меж собою. Объединиться смогла молодежь, которой тяга к слияниям и взятиям за руки свойственна по определению. СПС, коммунисты, лимоновцы и “Яблочники” до сих пор не могут создать единого фронта противостояния “серому центру”. Их молодежным фракциям это удалось, и они уже действуют. Когда я пишу этот текст, мне еще неизвестно, что они устроили на майские праздники. Планы были, а результаты известны только вам, держащим в руках этот номер. Однако в одном я убеждена: политическая жизнь в ближайшие три года у нас все-таки будет. Маргинальная. Экстремальная. Молодая. Но другой просто нет.

Первый совместный бунт (употребляю именно это слово, поскольку все сделалось без спросу у «старших») прошел перед самыми президентскими выборами, когда окончательно стало ясно, что чуда не будет. Вообще никакого. 11 марта выпускающий редактор “Эха” сказал мне: «Сегодня митинг в очень странном составе – молодежные яблочники, коммунисты, СПС и даже НБП. Сходи. Не может быть, чтобы яблочники с лимоновцами”...
Эх, милые мои! Если это может быть в компоте, почему этого не может быть в реальности?!
В центре Пушкинской стоял стул. На нем — избирательная урна, бутылка водки и граненый стакан, накрытый черной краюхой. Всё вместе это называлось «поминки по демократии». Инсталляция была продумана с любовью, до мелочей. Марка водки – «Путинка». На дне урны – настоящие бюллетени. Пока фотографы всё это смаковали, вокруг выстроились молодежные яблочники с плакатами – «14 марта стыдно голосовать» и прочими призывами к бойкоту. Очень скоро здесь была уже сотня человек — благодаря всё новым и новым группам по трое-четверо: СПС с флагами, коммунисты в красных шарфах, и ещё несть числа тех, у кого наболело: кто с экологической символикой, кто с портретами Ходорковского. Последней строевым шагом пришла колонна юных лимоновцев с нарукавными повязками. Они загородили всех остальных огромной, побывавшей в передрягах растяжкой «Россия без Путина», неподалеку из воздуха немедленно возник настороженный отряд ОМОН, и акция началась.
По отдельности с таким воодушевлением до этого никто из них не митинговал давно, а может, и никогда. Никаких лишних слов, чтения стихов или жалоб на отключения воды, которыми богаты «взрослые» акции такого рода. Выступавшие заводно, четко, от души растолковывали, что пойти голосовать — только явку поднимать, а значит, Путину помогать. Массовка живо сопереживала. Флаги трепетали, солнце слепило, прохожие останавливались и присоединялись. И при этом все до единого понимали, что злополучную явку им не сорвать. И я вдруг поняла, что они и не за этим здесь, а за тем чтобы лидерам своих материнских партий, маститым до потасканности, сказать — «Мы та молодая шпана, что сотрет вас с лица земли!»
Эту догадка подтвердилась, когда переизбрание Путина ни для кого из участников ударом или разочарованием не стало, а о руководстве своих партий они заговорили в таком ключе:
Сергей Жаворонков, представитель молодежного движения СПС: «Я подчеркиваю, что политика молодежных объединений при партиях не всегда совпадает с их официальной политикой. Скажем, коммунисты выдвинули своего кандидата — Харитонова. Но молодежная КПРФ призывали бойкотировать выборы. Так же действовали и мы, СПС. После митинга на следующий день мне звонили некоторые представители партийного руководства и говорили: «Как? Почему? Вы не понимаете, что это не согласовано?» Я говорю: “ Так у нас же объявлена внутрипартийная дискуссия по ключевым вопросам!”. Если в результате неё будет признано, что СПС подерживает Путина, я выйду из этой партии, потому что не поддерживаю диктатуру африканского типа. Это же не правая, не левая, а просто криминальная диктатура, опирающаяся на известных воров в законе”...
Олег Бондаренко, КПРФ: «Конфликты со старшими есть всегда, это нормальная ситуация. Мы не малые дети, чтобы не понимать, что выборы были безальтернативными, и ни один из кандидатов, кроме Путина, даже в кошмарном сне не мыслил своей победы».
Короче, как только КПРФ, СПС и Яблоко оказались в упадке, их моложедные ячейки доросли до того, чтобы самостоятельно заявлять о себе. Будущим лидерам тех сил, которые больше не решают ничего в Госдуме, придется расти и делать политическую карьеру в буквальном смысле на улицах. Митинги приобретают совсем иное значение – именно они определят состав следующей оппозиции.
Сергей Жаворонков настроен категорично: «Прежде у правых была площадка в виде думской фракции. Но теперь, когда её нет, нам необходимо идти на улицы, общаться с народом». Правда, сам Жаворонков в публичную политику не хочет. Он производит впечатление язвительно-манерное, в речи употребляет обороты типа «насколько мне известно, а мне известно многое». По его мнению, “СПС - это прежде всего комьюнити, средство общения между единомышленниками, коммуникативный ресурс”. Ждать постов, помощи и денег от СПС не стоит: “Тут все верят в ценности индивидуализма”. Активных членов молодежного союза насчитывается около 40.
Зато у лидера молодежного «Яблока» Ильи Яшина 21 год, организация — около 100 человек) амбиции самые серьёзные: “Мы стремимся стать цивилизованной европейской партией: молодежные лидеры, которые сегодня проявляют себя в уличной борьбе, завтра становятся публичными лидерами партии. (Григорий Алексеевич, на вашем месте я бы поежилась! — Е.Т.) Конечно, я надеюсь, что смогу быть полезен демократическому движению, и собираюсь продолжать то, что делаю.
- То есть вы пойдете большую политику?
- Не могу сказать, что я сейчас в маленькой. Мы добиваемся больших целей. Вот митинг против запрета манифестаций у правительственных зданий, который мы провели у стен госдумы вместе с правозащитниками и экологами. Грызлов же сделал заявление, что гражданское общество, мол, нас убедило, что надо закон смягчать. Ну разве это маленькая политика? Да, конечно, забрали кого-то в милицию, да, митинг разогнали. Но надо развивать наступление. К Первомаю готовим грандиозное шествие гражданских сил под лозунгом «гражданское общество против полицейского государства».
Не менее смелые намерения у Олега Бондаренко, руководителя молодежных проектов КПРФ (22 года, выпускник журфака МГУ, сын критика Владимира Бондаренко). Для начала он хочет изменить собственную партию.
— КПРФ все эти годы делала акцент исключительно на возрастном электорате, который был безжалостно и закономерно перехвачен на прошедших выборах “Единой Россией” и “Родиной”. Теперь ясно, что молодежь — приоритет.
— Это тебе ясно. А руководству партии?
— Если они хотят будущего, то именно так они и должны сделать. Мы активно пользуемся интернетом, едим суши, знаем что такое флэш-моб. Представление о том, что КПРФ и флэш-моб — вещи несовместные, это извращенное понимание. Носителем левых ценностей всегда именно была молодежь. Панки, студенты. Превратить динозавра в бабочку – х-хо, природа знает ещё и не такие преображения!
— То есть?
— То есть превратить такого мастодонта, как КПРФ, в нечто легкое, приятное, симпатичное... это сложно, но возможно. К нам уже стали по-другому относиться студенты. В идеале молодые люди будут говорить: «КПРФ — это круто!»
...Акция 11 марта стала чем-то вроде заключения военного союза, первых совместных учений. Разница в имиджах и программах партий не помешает им вести борьбу плечом к плечу, подчеркивают представители юной смены. Илья Яшин, «Яблоко»: «Пресловутое объединения «Яблока» и СПС, об которое сломали столько копий... эта дискуссия показала свою неконструктивность. Сейчас начинается конструктивная дискуссия об объединении. Мы все согласны с тем, что действующая власть разрушает демократические институты и громит гражданскую оппозицию, к которой можно отнести "Яблоко", СПС, левых и даже таких радикалов, как лимоновцы. Для того, чтобы этому противостоять, мы и готовы объединяться».
Сергей Жаворонков, СПС: «Сейчас, когда мы боремся за саму систему политической конкуренции, за систему публичного доказательства своих ценностей, здесь мы готовы общаться и с коммунистами, и с яблочниками, и с нацболами, за что меня неоднократно критиковали».
Олег Бондаренко, КПРФ: «Скоро у нас с молодежным «Яблоком» будут общие движения. Договоренности о совместной работе у нас жесткие, и мы великолепно контактируем».
Роман Попков, НБП (26 лет): «До этого мы неоднократно протягивали руку любой оппозиции нынешнему режиму, независимо от политической окраски, начиная от ультралевых и заканчивая либералами. И нашу руку брезгливо отталкивали – говорили: «вы, лимоновцы, только и умеете, что кидать яйца под майонезом. Вы не занимаетесь политикой». Но в нынешних условиях, когда над Россией сгустилась ночь тоталитаризма, нет другого способа, кроме как выстроить единый фронт свободолюбивых сил в обществе и бороться. Такого количества политических солдат, как у нас, нет ни у кого. Мы готовы поставить этих бойцов для любых, даже чужих акций. Мы готовы наполнить их акции энергией молодежного протеста, сделать их яркими, безбашенными, творческими. У них этого нет, и они в нас заинтересованы».
Действительно, один из самых горячих призывов собрать оппозицию в один кулак звучал этой зимой от национал-большевиков. В конце концов, движение “Россия без Путина” придумали именно они. Правда, если между юными КПРФовцами и “Яблочниками” есть “жесткие договоренности”, то лимоновцев ждет разочарование. Новые партнеры заинтересованы в «уличных бойцах», но даже не думают о заключении официального союза.
Яшин: «На том предвыборном митинге мы говорили, что стыдно участвовать в этих выборах, и на основании этого тезиса объединились даже с лимоновцами. Но это не значит, что мы с ними когда либо сольемся в блок. Объединение на основе неприятия какой то личности - неконструктивно. «Клуб нелюбителей Путина» - это неконструктивно. А вот клуб граждан – это да. Или против полицейского государства. Наша цель – объединение гражданских сил в сопротивлении бюрократическому болоту. А лимоновцы будут продолжать всех помидорами закидывать».
Жаворонков: «Ни один серьзный политик никогда не будет состоять под руководством Лимонова. Освежите в своей памяти некоторые тексты из "Лимонки", откровенно панковские, да и все содержание "Другой России", которое на уровне строчки неглупо,на уровне абзаца прикольно, а все вместе — ахинея. Впрочем, по сравнению с началом 90-х нацболы сделали огромный шаг вперед - как в идейном, так и в организационном смысле. Для того, чтобы завершить его, вождь должен по примеру руководителей СПС уйти на покой и продолжить написание книжек про "кочевые коммуны, связывающиеся по интернету". Его есть кому сменить. Тогда НБП может стать нормальной националистической партией, соединяющей лозунги "борьбы за русское жизненное пространство" и молодежную энергию, и на это будет хотя бы весело смотреть, вместо унылых кретинов - жидоборцев...»
Во второй части этой тирады - симпатия к лимоновцам, причем большая, нежели можно было бы ожидать после первой. Так о даме полусвета не принято говорить хорошего до того, как выскажешься о недопустимости её поведения. Если этот непременный выпад вынести за скобки, выясняются интереснейшие вещи. Коммунист Олег Бондаренко, например, именно в НБП и начинал.
— Причем я, может, открою страшную тайну, но я из неё и не выходил. Я партбилет не сдавал, а просто потерял. В августе 98 я туда вступил, и участвовал в митингах. В НБП меня привлекала и привлекает только фигура Эдуарда Лимонова, которого я уважаю как писателя. Потому что НБП - это по сути не партия и не проект политический, это очередная книга Лимонова, со своими героями. С «Россией без Путина» активно взаимодействую. Создан Молодежный левый фронт, он много резких шагов придумал...
О резких шагах подумывают и правые. Яшин их одобряет, даже когда экологи себя опять к чему-нибудь приковывают: “В условиях информационной блокады иногда просто не бывает других методов привлечения внимания к той или иной проблеме, кроме радикальных. Главное — не наносить ущерба чьему-либо здоровью. Это немножко не наша специфика, хотя, если будет продолжаться таким же образом, придет время и нам приковываться».
Договоренности об объединенной уличной борьбе рухнут, скорее всего, в тот момент, когда борьба эта принесет ощутимые результаты — удастся задеть массы за живое или изменится политический расклад. Произойдет это хотя бы потому, что приход к власти каждый из участников видит по разному.
Яшин: «Крепость и мощь режима базируются на двух основных аспектах: контроль над СМИ и высокие темы на нефть. Но цены завтра могут упасть, журналисты завтра могут взбунтоваться. И тогда обязательно придет наше время. Перевес перейдет от бюрократического класса к гражданскому обществу. И настанет уже наша «революция роз».
Попков: «Теперь нужно делать политику на улицах, поднимать народ и устраивать мощные акции, подобные тем, которые происходят на Украине,”.
Бондаренко: «Чтобы, как в Европе, выводить на улицы десятки тысяч молодых людей – надо работать годами в нашей стране. В конце концов молодежь созреет для выражения гражданской позиции. Жизнь её заставит это делать. Посылы молодежной субкультуры всегда остаются теми же, это посылы Великой французской революции - свобода, равенство и братство.
— Сейчас чаще ссылаются не на Францию, а на Грузию...
— Если бы революция в Грузии никем не стимулировалась, это было бы вообще великолепно, но все знают, чьи торчат уши из-за господина Саакашвили. А вот без Вашингтона - это сложно, и нужен большой финансовый ресурс. Поэтому я и Илья Пономарев - сторонники того, что деньги надо брать у тех, кто их дает, будь это Ходорковский или Березовский. Ну, без таких крайностей, как чеченские боевики, например. Главное - не давать себя использовать».
Видно, что ни один из молодежных лидеров пока не стал реалистом в полной мере. Один твердо намерен играть только честно, по правилам. Другой верит в осуществимость грузинского сценария. Третий надеется, что не даст финансистам себя использовать. Но они уже в игре — и очень скоро их слабые и сильные стороны станут нам интереснее, чем что бы то ни было о глубоко осточертевших политиках, которые уже дали нам и взяли у нас всё, что могли.
Проще всего сказать, что они рассорятся, едва дойдет до позитива. Что у них нет ничего общего, кроме абстрактной нелюбви к путинской вертикали. Но ведь и у большевиков с эсерами мало было общего, и Пуришкевича с Юсуповым ничего не объединяло, кроме ненависти к Распутину. В борьбе люди не только сближаются — они вырабатывают единые взгляды. А дружба, проверенная уличными боями и пикетами, оказывается подчас крепче идейной близости. Так что, может, именно сейчас у нас на глазах впервые не по политическому, а по обычному этическому принципу формируется партия людей, которым надоело хождение России по одному и тому же кругу.
И если у них что-то получится — лично я возражать не буду. Даже наоборот. В конце концов, лимонно-яблочный сок — отличный витамин для молодого организма.
Евгения Тэн.

"родинцы" облажались

Рассказали забавный прикол о съезде "Родины":)) Мероприятие проходило в московском Доме музыки, часам к девяти утра начали съезжаться журналисты и делегаты. Соответственно. делегаты регистрируются, получают на руки повестки и прочие проекты, журналисты аккредитуюся... И вот какой-то талантливый сотрудник "родинской" пресс-службы выходит к журналистам и раздает им пресс-релиз, в котором рассказывается об итогах съезда, о принятых позициях и заявлениях... в 9 утра - за час до начала съезда! В релизе даже цытаты рогозина были. который еще и не приехал:)) Вообщем "президентские спецназовцы" (это Рого в апреле так свою партию обозначил) рулят.

Кстати, Олега Бондаренко, лидера молодежки, избрали в "родинский" политсовет, причем с впечатляющим результатом - 249 голосов из 300 возможных. Был ли этот результат в утреннем релизе, я не знаю...

В четверг Бонди обещал проставляться.