?

Log in

No account? Create an account

El pueblo unido jamás será vencido

Илья Яшин: Живой Журнал


Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
сходил за сметаной...
рубить
yashin
В моей девятиэтажке на первом этаже продуктовый магазин. Спустился купить сметаны.

Продавщица говорит: "Вот белорусская есть, например".

"Нет, - отвечаю. - Не будем поддерживать экономику Лукашенко".

Продавщица показывает на другую упаковку: "Ну вот еще литовская есть. Но они ведь тоже плохие".
"А литовцы чем не угодили?" - спрашиваю.

"Ну как, - говорит девушка. - Они тоже враги, даже хуже Лукашенко. Фашисты, шпионы. По телевизору много об этом показывали".

"А вы всему верите, что по ТВ показывают? И голосуете за Путина, наверное?", - улыбаюсь.

"За Путина, конечно, - кивает она. - За кого же еще".

"Путин вор, - говорю ей, расплачиваясь. - Вы разве не знаете?"

Девушка прищурилась и внимательно на меня посмотрела: "Ой, что-то мне кажется, я Вас узнаю..."

Сходил в общем за сметаной.

88.26 КБ


  • 1
>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>Маннергейм заявил президенту страны, что он принял на себя обязанности главнокомандующего при условии, что он ни в коем случае не будет вести наступление на Ленинград...

Ой, ну не надо этого!

"...14 июня 1941 г., в день публикации заявления советского телеграфного агентства TACC о том, что Германия якобы не имеет агрессивных намерений в отношении СССР, Маннергейм получил из Берлина телеграмму за подписью Кейтеля о том, по 22 июня начнется германо-советская война. 17 июня, на день позже, чем было запланировано, Маннергейм объявил всеобщую мобилизацию.
После того, как советская авиация 25 июня 1941 г. совершила налет на те объекты в Финляндии, где располагались германские вооруженные силы, Финляндия объявила, что она находится в состоянии войны с СССР. Маннергейм со своим штабом опять переместился в Миккели, но остался членом "внутреннего кольца". Перед принятием любого важного политического решения руководство страны консультировалось с ним. Иногда Маннергейм предпринимал самостоятельные политические действия. Тенденция к образованию двух центров власти, наметившаяся уже в "зимней войне", усиливалась.
В вооруженных силах Финляндии, включая вспомогательные части, насчитывалось 648 - б60 тыс. человек, что составляло 16% всего населения и 33% мужчин. Это было в процентном отношении больше, чем в любой другой стране. Огневая мощь армии была в 2,5 - 3 раза больше, чем в "зимней войне". Главнокомандующий Маннергейм, судя по его воинственным приказам в начале войны, собирался "участвовать во всемирно-историческом крестовом походе против большевизма", навеки ликвидировать "русскую угрозу Северу Европы", создать "Великую Финляндию и включить туда советскую Карелию". Правительство сочло нужным отмежеваться от некоторых положений этих приказов, особенно о создании Великой Финляндии.
Маршал очень увлекался, но, как всегда, он умел быстрее, чем политическое руководство, трезво оценить меняющуюся ситуацию, когда видел, что события развиваются не так, как он ожидал. Уже в августе 1941 г. в беседах с немцами он говорил, что разочарован тем, как развиваются военные действия на советско-германском фронте. В точности выполнив в первые дни войны все пожелания германского командования, Маннергейм в конце июля 1941 г. сказал прикомандированному к его штабу германскому офицеру связи В. Эрфурту, когда между ними возникли разногласия, что финляндскими войсками командует не Эрфурт, а он, Маннергейм.
Первый военно-политический кризис наступил в конце августа - начале сентября 1941 г., когда финляндские войска достигли старой границы не только севернее Ладоги, но и на Карельском перешейке, овладев Выборгом. Кейтель обратился тогда к Маннергейму с письмом, в котором предложил помимо первоначального плана совместного окружения Ленинграда и встречи на реке Свирь, продолжить наступление на Карельском перешейке на Ленинград. В то же время СССР при посредничестве США предложил Финляндии мир в границах 1939 г. Было о чем подумать.
Маннергейм давно мечтал взяты город на Неве. Но ситуация была неподходящей. Первые успехи в начале новой войны достались финляндской армии большой кровью и можно было ожидать под Ленинградом особенно стойкого сопротивления, а овладение территорией Карело-Финской ССР и дальнейшее ее включение в состав Великой Финляндии могло задержаться. Маннергейм решил ограничиться лишь имитацией наступления на Ленинград, но выйти на реку Свирь с дальнейшим поворотом на север, в советскую Карелию. В сентябре 1941 г., когда эта задача была выполнена, гитлеровцы потребовали дальнейшего наступления на юг, хотя сами они на запланированное соединение с финнами на реке Свирь не сумели пробиться. Маннергейм же предложил Кейтелю свой план: совместными усилиями атаковать на севере Беломорск и отрезать Мурманск и Архангельск от центра России..."

  • 1